Абляция сердца

У некоторых пациентов не удается удерживать ритм с помощью лекарств. Для них существуют современные хирургические и микрохирургические методы лечения.
Хирургическая операция типа «лабиринт» выполняется под наркозом на остановленном сердце. Правое и левое предсердия разрезаются скальпелем, а затем сшиваются. Таким образом удается сформировать нормальный «путь» для распространения нормального ритма от предсердий на желудочки. Однако эта операция является сложной и требует разрезания грудной клетки.

Врачи, обладающие опытом в лечении нарушений ритма сердца, постоянно разрабатывают новые методы выявления источников аритмии без разрезания грудной клетки (картирования) и прижигания источников фибрилляции предсердий (ФП) так, чтобы ФП исчезла раз и навсегда.

Врачи, обладающие опытом в лечении нарушений ритма сердца, постоянно разрабатывают новые методы выявления (картирования) и прижигания источников фибрилляции предсердий так, чтобы ФП исчезла раз и навсегда. Процедура картирования и прижигания впервые стала использоваться с конца 1990-х годов, с каждым годом внедряются новые варианты картирования и аблации этой аритмии. В настоящее время наилучшие результаты достигаются при использовании специальной системы внутрисердечной навигации (CARTO), которая позволяет управлять специальным катетером, прижигающим аритмию, внутри полостей сердца с точностью до 1 мм. Этот катетер позволяет построить «карту аритмии».

Это довольно сложная и долгая процедура, длящаяся несколько часов, но в большинстве случаев она проходит успешно. Иногда процедуру проводят в несколько этапов, поскольку у конкретного пациента могут отмечаться множественные зоны, участвующие в возникновении и поддержании ФП.
Процедура более эффективна в отношении пациентов с частыми короткими пароксизмами ФП; эффективность процедуры в отношении длительно существующей ФП значительно ниже.
Процедура аблации ФП не лишена рисков. Примерно у 2-3% пациентов наблюдаются серьезные осложнения в виде просачивания крови в области сердца (тампонада), инсульты, повреждение нервов, сужение легочных вен или образование отверстия между предсердиями и пищеводом (предсердно-пищеводная фистула). Многие из этих осложнений излечимы, но требуют, чтобы пациент находился в клинике в течение продолжительного периода времени.
Поэтому для принятия решения о целесообразности проведения процедуры врач взвешивает потенциальную пользу и возможные риски в отношении конкретного пациента, выбирая оптимальное для данного пациента в настоящее время решение. Несмотря на то, что данная процедура несет с собой некоторые риски, она предоставляет реальную возможность выздоровления. Современные компьютерные технологии позволят улучшить эффективность данной процедуры в ближайшие годы.

Радиочастотная катетерная абляция или РЧА – это малоинвазивный метод лечения нарушений сердечного ритма (аритмии). Процедура начала применяться в кардиологических стационарах с 1980-х годов. Этот метод стал эффективной альтернативной и лекарственной терапии, и сложным хирургическим операциям.

  • К основным преимуществам радиочастотной катетерной абляции относят:
  • Минимальные риски. Операция проводится при помощи эндоваскулярного катетера под контролем рентгеноскопии и, при необходимости, системы 3D-реконструкции сердца. Риск осложнений при РЧА практически отсутствует, так как операция выполняется через маленькие проколы в магистральных венах или артериях с применением миниинвазивных хирургических технологий.
  • Высокая эффективность. При абляции эффект достигается с помощью точечного воздействия высокочастотного тока на аритмогенные зоны сердца. В результате патологические импульсы, который посылал аритмогенный субстрат сердца, блокируются, нормализуется ритм сердца. По статистике, многие нарушения сердечного ритма удается ликвидировать на 100%. Радиочастотная катетерная абляция также позволяет нейтрализовать повреждения и достичь полного выздоровления.
  • Максимальный комфорт. Вне зависимости от метода РЧА и технологий операции каждому пациенту во время лечения обеспечивается максимальный комфорт и безопасность.

Как проводится РЧА?

Радиочастотная катетерная абляция проводится с применением либо местной, либо комбинированной анестезии.

    После выполнения анестезии прокалываются вена или артерия, через которые к сердцу больного подводятся диагностические катетеры. С помощью этих катетеров выполняется электрофизиологическое исследование сердца (ЭФИ).
    При ЭФИ удаётся установить локализацию аритмогенного субстрата сердца и поставить больному точный диагноз.
    Затем тем же способом в сердце проводится «лечебный» катетер, на кончик которого подаётся высокочастотный ток для точечного воздействия на очаг аритмии.
    В ряде случаев для облегчения работы хирурга и для диагностики аритмии выполняют 3D-реконструкцию камер сердца, по которой можно визуально оценить, как проходят электрические сигналы в сердце, а также учесть анатомические особенности камер сердца.

В настоящее время появляются новые технологии для лечения аритмий сердца. Например, несколько лет назад в привычную практику внедрен метод криоабляции легочных вен при мерцательной аритмии. Отличительной особенностью этой процедуры является то, что вместо точечного катетера в сердце вводится катетер-баллон, внутрь которого подаётся закись азота, охлаждающая ткань до -80 °С. Тем самым происходит криодеструкция тканей сердца. Данный способ абляции зарекомендовал себя как более быстрый и безопасный метод лечения фибрилляции предсердий.

Показания для проведения РЧА

Основными показаниями к проведению радиочастотной катетерной абляции являются следующие патологии:

  • Аритмия (желудочковая, наджелудочковая, мерцательная);
  • Тахикардия;
  • Сердечная недостаточность;
  • Фибрилляция предсердий;
  • Снижение сердечного выброса;
  • Экстрасистолия;
  • Сидром WPW;
  • Увеличение сердца (кардиомегалия);
  • Нарушения работы сердца.

Противопоказания для проведения РЧА

У операции нет абсолютных противопоказаний: радиочастотная катетерная абляция проводится при аритмии и других вышеперечисленных патологиях даже у пожилых людей и детей. Однако проведение РЧА нежелательно при таких патологиях, как:

  • Тяжелое состояние пациента;
  • Воспаления в сердце;
  • Нарушения работы почек;
  • Дыхательная недостаточность;
  • Беременность;
  • Патологии свертываемости крови;
  • Запущенная артериальная гипертензия;
  • Повышенная температура;
  • Стадия активного эндокардита;
  • Тромбы в отделах сердца;
  • Высокое артериальное давление.

Подготовка к радиочастотной катетерной абляции

Для того, чтобы операция РЧА прошла успешно, пациенту важно подготовиться к абляции:

    Сдать все необходимые анализы. Перед абляцией необходимо сдать биохимию, общий клинический анализ крови, общий анализ мочи, исследование на группу крови, резус-фактор, анализ на ВИЧ, сифилис и гепатит.
    Пройти стресс-тест, ЭХО-КГ, холтеровское мониторирование, ЭКГ в 12-ти отведениях и МРТ сердца с контрастированием, чтобы найти очаг аритмии.
    Отказаться от лекарств. За 2-3 суток до операции следует отказаться от приема гормональных, сахароснижающих и противоаритмических средств.
    Провести гигиенические процедуры. Обязательно побрить волосы на участках, в которые будет вводиться катетер – в паху или подмышечной впадине.
    За 12 часов до абляции пациенту нельзя есть, за 8 часов стоит отказаться от воды. Перед операцией необходимо сделать очистительную клизму.

Преимущества проведения РЧА в ФНКЦ ФМБА России

С 2013 года в Федеральном научно-клиническом центре ФМБА России работает кардиологическое отделение лечения нарушений ритма сердца (аритмии). Мы оказываем высокотехнологичную специализированную медицинскую помощь пациентам и делаем все возможное, чтобы как можно скорее больной смог вернуться к полноценной жизни. Центр оснащен медицинским и диагностическим оборудованием последнего поколения для максимально точных результатов.

Выбирая нас, вы будете уверены, что лечение аритмий сердца будет выполнено в соответствии с высочайшими медицинскими стандартами. Специалисты ФНКЦ ФМБА России гарантируют, что любая операция будет выполнена качественно, а ваше пребывание в стационаре будет комфортным и недолгим.

В отделении работают опытные врачи, многие кардиологи являются кандидатами и докторами медицинских наук. Наши специалисты постоянно развиваются, принимают участие в международных конференциях, публикуют результаты исследований в ведущих научных журналах.

Цены РЧА в ФНКЦ ФМБА России в Москве

Стоимость проведения РЧА зависит от индивидуальных особенностей пациента, необходимости дополнительных исследований и выбора программы реабилитации. Записывайтесь на прием с помощью нашей удобной формы или звоните специалистам центра: +7 (499) 490 82 17.

Катетерная аблация атриовентрикулярного соединения.

Если аблация ФП не эффективна, либо, по мнению врача-специалиста не целесообразна, может сложиться такая ситуация, когда врач выберет метод контроля ритма сердца при помощи кардиостимулятора. Операция заключается в том, что для обеспечения регулярного ритма у некоторых пациентов приходится разрушить атрио-вентрикулярное соединение при помощи катетера и установить стимулятор непосредственно в желудочки, который и будет регулировать ритм пациента. К счастью, такой метод терапии предназначен только для очень тяжелых случаев, когда все другие средства лечения потерпели неудачу.

Трепетание предсердий.

Трепетание предсердий зачастую представляет собой родственную фибрилляции предсердий аритмию, при которой предсердия сокращаются с высокой частотой — до 200-300 сокращений в минуту, и этот быстрый ритм проводится на желудочки и заставляет их сокращаться с частотой 100-150 ударов в минуту. Это приводит к быстрому нарушению нормальной насосной функции сердца. Лечение трепетания предсердий при помощи лекарств обычно бывает неэффективным.
Оптимальным методом лечения пациентов с часто повторяющимися пароксизмами трепетания предсердий также является аблация (прижигание), которая дает положительные результаты приблизительно для 90% пациентов.
Чрезмерно быстрое сердцебиение, источником которого является первичный очаг в желудочках сердца, называется желудочковой тахикардией (ЖТ). Самым распространенным симптомом ЖТ является быстрое сердцебиение, однако ЖТ также может вызвать боль в груди, одышку, головокружение или даже временную потерю сознания. Эта аритмия часто представляет серьезную угрозу для жизни пациента, что требует назначения специальных препаратов, использования инвазивных (аблации при помощи катетеров) или даже хирургических методов лечения.
Обычно устойчивые ЖТ лечат при помощи подшивания под кожу специального устройства — имплантируемого кардиовертера-дефибриллятора (ИКД), которое позволяет оборвать тяжелые приступы аритмии при помощи электрического разряда изнутри.
В некоторых случаях желудочковая тахикардия становится настолько угрожающей или отмечается настолько часто, что принимается решение о проведения процедуры аблации. Сложные компьютерные системы позволяют создать карту возбуждения сердца во время такой тахикардии, чтобы позволяет выявить источник желудочковой тахикардии.

Методы и технологии, которые мы используем

Имплантируемые антиаритмические устройства

В ГКБ им. И.В.Давыдовского выполняется имплантация широкого спектра устройств для диагностики и лечения нарушений ритма сердца:

  • одно- и двухкамерный электрокардиостимуляторов
  • одно-и двухкамерных кардиовертеров-дефибрилляторов
  • кардиоресинхронизирующих электрокардиостимуляторов (CRT-P) и кардиовертеров-дефибрилляторов (CRT-D)
  • подкожных петлевых мониторов сердечного ритма
  • оперативная ревизия и смена всех видов имплантируемых антиаритмических устройств и электродов
  • контроль и программирование всех видов имплантируемых антиаритмических устройств

Электрокардиостимулятор, или ЭКС – это небольшой имплантируемый электронный прибор, который используется при лечении пациентов с брадикардией (редким ритмом сердца) или паузами в работе сердца. Паузы и брадикардия бывают проявлениями синдрома слабости синусового узла или нарушения проводимости по сердцу (блокады). Система стимуляции состоит из двух частей: корпуса электрокардиостимулятора и одного или двух электродов, которые доставляют электрические импульсы от стимулятора к сердцу. Большинство современных ЭКС имеют размеры до 30*30 мм, толщину до 6 мм и вес до 30 грамм.

ЭКС постоянно следит за электрической активностью сердца. Если сердце работает слишком медленно, ЭКС наносит электрические импульсы, которые заставляют сердце работать с необходимой частотой. Имплантация ЭКС при редком ритме и нарушениях проводимости позволяет увеличить продолжительность жизни и улучшить ее качество за счет уменьшения выраженности или полного устранения таких симптомов, как слабость, головокружение, потемнение в глазах, эпизоды потери сознания.

Имплантируемый кардиовертер-дефибриллятор, или ИКД – это электронное устройство, похожее на электрокардиостимулятор, но имеющее несколько бóльшие размеры: как правило толщина их не превышает 10 мм, а вес – 80 грамм. Эти аппараты используются при лечении пациентов с повышенным риском развития жизнеопасных Имплантируемый кардиовертер-дефибриллятор, или ИКДтахиаритмий – желудочковой тахикардии или фибрилляции желудочков.

ИКД постоянно следит за ритмом сердца. Если развивается опасное для жизни нарушение ритма, он купируется его учащающей стимуляцией или высокоэнергетическим разрядом дефибриллятора. Разряд наносится между шоковой спиралью электрода, расположенного внутри сердца и корпусом самого аппарата. Кроме того, ИКД может работать и как электрокардиостимулятор, предупреждая развитие брадикардии и пауз в работе сердца.

ИКД используются при лечении людей, перенесших остановку сердца (клиническую смерть) или слишком частое сердцебиение (состояния, при которых сердце перестает качать кровь и происходит остановка кровообращения). Имплантация ИКД может быть показана также людям с повышенным риском остановки сердца на фоне структурного заболевания сердца.

Сердечная ресинхронизирующая терапия, или СРТ – это способ лечения сердечной недостаточности в тех случаях, если она сочетается с нарушением проводимости по сердцу. В норме насосная функция сердца обеспечивается быстрым проведением электрических импульсов по так называемой проводящей системе сердца и последующим синхронным сокращением всех мышечных клеток. При сердечной недостаточности насосная функция сердца снижается в основном за счет нарушения сократительной способности кардиомиоцитов или из-за уменьшения их количества. Иногда дополнительным фактором, усугубляющим течение сердечной недостаточности, является нарушение внутрисердечной проводимости – блокада левой ножки пучка Гиса. При этом ослабленное сокращение становится еще и несогласованным – формируется внутрисердечная диссинхрония. Имплантация специализированного устройства, которое одновременно стимулирует правый и левый желудочки сердца, позволяет восстановить синхронность сокращения сердца – то есть выполнить ресинхронизацию.

Такие приборы могут быть отдельными (CRTp-кардиостимуляторы) или в составе кардиовертера-дефибриллятора (CRT-D), если пациент имеет риск внезапной сердечной смерти (ВСС).

Подкожный петлевой монитор сердечного ритма – диагностический прибор, позволяющий мониторировать сердечный ритм и анализировать его в автоматическом режиме в течение длительного времени (2-3 года), а также записывать электрическую активность сердца в моменты нарушения ритма или потери сознания. Размер прибора –20*60 мм, толщина – 8 мм, вес – 15 грамм.

Имплантация ЭКС, ИКД, СРТ проводится под местной анестезией в подключичной области, обычно слева. По сосудам внутрь сердца проводятся один, два или три электрода, в зависимости от типа устройства. Антиаритмическое устройство подключается к наружным концам электродов и имплантируется в толщу подкожно-жировой клетчатки или большой грудной мышцы. Кожа ушивается внутрикожным рассасывающимся швом.

Имплантация подкожного монитора проводится под местной анестезией на передней поверхности грудной клетки слева от грудины. Подкожный монитор имплантируется под кожу. Кожа ушивается внутрикожным рассасывающимся швом.

Контроль и программирование ЭКС, ИКД, СРТ, подкожных мониторов выполняется во время госпитализации, через 1-3 месяца после операции, и затем от 1 до 4 раз в год, в зависимости от типа устройства и индивидуальной потребности пациента. При проверке лечебных антиаритмических устройств (ЭКС, ИКД, СРТ) определяются параметры работы электродов, частота срабатываний аппарата, изучаются эпизоды нарушений ритма, выполняется программирование параметров таким образом, чтобы обеспечить наиболее оптимальную и персонализированную работу устройства.

Почему нужно выбрать Беларусь?

Республиканский научно-практический центр «Кардиология» является крупнейшим медицинским учреждением в Беларуси, специализирующимся на лечении болезней сердца. Квалифицированные специалисты, применение инновационных технологий, в том числе собственных научных разработок, высокий процент успешных операций – наши главные преимущества, которые позволяют достигать блестящих результатов.

Лечение аритмии в Беларуси сегодня – это новейшие технологии по доступным ценам.

Мы беремся за самые сложные случаи и готовы бороться за сохранение и качество Вашей жизни!

Оксана Михайловна Драпкина, профессор, доктор медицинских наук:

– Тарасов Алексей Владимирович. «Антиаритмическая терапия до и после инвазивных методов лечения фибрилляции предсердий».

Алексей Владимирович Тарасов, кандидат медицинских наук:

– Добрый день, уважаемые коллеги. Я хочу обсудить очень интересный, очень актуальный вопрос – тактика ведения до и после различных инвазивных методов лечения фибрилляции предсердий. На сегодняшний день на всех международных российских площадках обсуждается точка приложения радиочастотной абляции для лечения фибрилляции предсердия. Но почему-то очень забывают, как вести пациентов после радиочастотной абляции, хотя таких пациентов все больше и больше. И порой мы не знаем, как это делать, что с этими пациентами делать, потому что возникает ряд достаточно серьезных дискутабельных вопросов и даже порой антирекламных вопросов, потому что пациенты приходят после, например, изоляции устья легочных вен, но с рядом незакрытых вопросов. И как их вести, что есть на сегодняшний день, какой наш опыт, я постараюсь вам представить.

На сегодняшний день лечение пароксизмальной формы фибрилляции предсердий, безусловно, это антиаритмическая терапия и какие-то инвазивные методы лечения. Основным инвазивным методом лечения фибрилляции предсердий является катетерная радиочастотная абляция устья легочных вен. В основном сейчас делают антральную абляцию устья легочных вен. Основным показанием к радиочастотной абляции устья легочных вен является симптоматическая параксизмальная форма фибрилляции предсердий, резистентная как минимум к двум антиаритмическим препаратам. На сегодняшний день обсуждается – к одному антиаритмическому препарату или как минимум к двум антиаритмическим препаратам. Но пока это как минимум два антиаритмических препарата вы должны своему пациенту дать, если они не работают, только тогда решать вопрос о лечения фибрилляции предсердий именно методом катетерной абляции.

Также очень важно отметить, что такие пациенты должны быть без органической патологии сердца, потому что больные с органической патологией сердца имеют другие механизмы, не обязательно эктопия из устьев легочных вен, здесь уже вовлечены процессы в предсердной ткани, и у таких пациентов радиочастотная абляция будет либо малоэффективна, либо 50/50.

Что мы имеем после радиочастотной абляции. Послеоперационный период можно разделить на три периода. Первый период составляет три месяца, его называют ранним послеоперационным периодом, некоторые его называют слепым послеоперационным периодом. Это самый проблемный период, потому что возникают как рецидивы старой фибрилляций предсердий, так и рецидивы новых предсердных тахиаритмий, и дальше я объясню, почему. И на третьем месяце мы должны принять решение, как быть дальше. Далее следует непосредственно послеоперационный период от трех до двенадцати месяцев наблюдения. И после двенадцати месяцев – поздний послеоперационный период.

Какие проблемы нас ждут в раннем послеоперационном периоде? Прежде всего, самое неприятное то, что 15% направленных больных на инвазивное лечение фибрилляции предсердия чувствуют себя первых два-три месяца даже хуже. И в этом-то и вопрос антирекламы так называемой. Врач, направивший больного на радиочастотную абляцию, потому получает этого пациента через одну-две недели, и пациент ему говорит: «Доктор, мне стало хуже». Действительно, у 15% пациентов после радиочастотной абляции идет ухудшение какое-то. И связано это ухудшение с тем, что у 45% – 50% возникают предсердные тахиаритмии. И сейчас мы уже говорим, что если взять все эти предсердные тахиаритмии, в 50% возвращается фибрилляция предсердия, рецидивы, ранние рецидивы, и 50% новые регулярные предсердные тахикардии. И самое неприятное, что именно новые предсердные тахикардии и составляют сложность в терапии, в диагностике, потому что под ними могут лежать как левопредсердное трепетание, предсердные тахикардии – эктопические, которые очень сложно поддаются медикаментозной терапии.

И вот как пример кардиограмма, где представлена в раннем послеоперационном периоде левопредсердное трепетание предсердий. Раньше мы вообще практически мало видели левопредсердных трепетаний. И именно после радиочастотной абляции стали появляться вот эти параксизмы, которые доставляют нам порой достаточные сложности в выборе тактики лечения. И вот как пример такой неустойчивый параксизм предсердной тахикардии, причем непрерывно рецидивирующий, порой они идут у таких пациентов именно в ранний послеоперационный период.

С чем же связана проблема раннего послеоперационного периода? Прежде всего, вот эти рецидивы связаны с воспалительной реакцией, обусловленной термическим повреждением предсердной ткани. Надо не забывать также об автономной нервной системе. Дело в том, что внутренняя поверхность сердца не имеет болевых рецепторов, но она имеет очень мощную автономную нервную систему, и эта нервная система возбуждается. И, безусловно, пока существует воспаление, происходит запуск вот этих предсердных тахикардий порой новых. И надо не забывать об отсроченном эффекте радиочастотной абляции – опосредованном формировании так называемого рубцового препятствия. Потому что пока существует зона воспаления, аритмия может проводиться, но когда формируется рубец, безусловно, защита как изоляции устья легочных вен здесь уже происходит прочнее.

Но ранние рецидивы фибрилляции предсердий либо новых предсердных тахиаритмий не являются таким эталоном, что радиочастотная абляция неэффективна. 60% больных с ранними рецидивами предсердных тахикардий далее имели четкие устойчивый синусовый ритм, и процедура считалась эффективной. Поэтому нельзя считать, что если у пациента ранние рецидивы фибрилляции предсердий либо другие какие-то предсердные тахикардии, это неэффективность процедуры. Но у тех пациентов, у которых мы имеем полную эффективность радиочастотной абляции и в ранний и поздний послеоперационный период, мы уже будем говорить об абсолютной эффективности радиочастотной абляции. Поэтому существует такая терминология как абсолютная эффективность и ранняя эффективность. Мы говорим о ранней эффективности, если приступов в первые три месяца не возникает.

Какие методы обследования нужно проводить таким пациентам? Сбор анамнеза, выявление симптомных приступов аритмии. Безусловно, после радиочастотной абляции пациенты более к себе относятся внимательно и предъявляют жалобы. Нередко они могут предъявлять жалобы на учащение ритма, либо даже какие-то болевые ощущения в области сердца. Больному необходимо проводить ЭКГ в 12-ти отведениях для определения как нарушений проводимости ритма сердца, так и нарушений аритмии. Необходимо проводить 1–7-суточное Холтеровское мониторирование ЭКГ для выявления асимптомных аритмий. Мы рекомендуем проводить Холтеровское мониторирование через месяц, через два, три для оценки дальнейшей тактики лечения.

Сейчас существуют еще такие методы как имплантируемый подкожный кардиомонитор, петлевые кардиомониторы, ЭКГ, которые позволяют мониторировать кардиограмму до трех лет. И на каждом визите доктор может снимать показания и оценивать асимптомные рецидивы фибрилляции предсердий.

Какова тактика ведения больных после радиочастотной абляции в ранний период? Мы должны определиться с антиаритмической терапией, необходимость антиаритмической терапии, с антитромботической терапией – это очень важно, я в конце об этом скажу. И мы можем воспользоваться немедикаментозными методами лечения в слепой период. Сейчас очень активно используется чреспищеводная электрическая стимуляция для восстановления именно новых тахикардий, например, левопредсердное трепетание предсердий. И имеет эффективность восстановления при проведении чреспищеводной стимуляции. Если у больного страдает гемодинамика, мы должны проводить электрокардиоверсию.

В чем вопрос антиаритмической терапии в ранний послеоперационный период. Сейчас нет четкости – нужно ли восстанавливать ритм этим пациентам или же стараться удерживать синусный ритм. Потому что пока нет четких конкретных данных, какой выбор тактики лучше «ритм-контроль» или «частота-контроль»? В консенсусе о катетрной и хирургической абляции фибрилляции предсердий от 2007 года в тактике ведения для удержания синусного ритма рассматривался только амиодарон. Но я абсолютно не согласен, потому что мы берем пациентов достаточно молодого возраста, мы берем пациентов без органической патологии. И потом после радиочастотной абляции сажать на амиодарон – на токсичный препарат абсолютно неоправданно. Поэтому в консенсусе от 2012 года предлагается более расширенный список антиаритмических препаратов: флекаинид, пропафенон, соталол, дофетилид или дронедарон. Но пока на сегодняшний день четких конкретных рекомендаций нет.

Тактика ведения именно на третьем месяце, когда прекращается слепой период. На третьем месяце мы должны четко понять, как быть дальше с этим пациентом, необходимо ли проводить повторную радиочастотную абляцию. Дело в том, что повторная радиочастотная абляция проводится достаточно часто (по многим авторам до 20% до 40%) – в нашей клинике до 40%, и это абсолютно нормальная тактика ведения пациентов. Но только после третьего месяца, когда пройдет воспаление, мы должны сказать, нужно ли проводить повторную радиочастотную абляцию или же не нужно. Если проанализировать поздние рецедивы предсердный тахиаритмий, если больному проводилась только одна радиочастотная абляция, поздние рецидивы возникают в 11% – 29% случаев. Если больному проводили как минимум две радиочастотные абляции, к сожалению, поздние рецидивы все равно случаются (по разным авторам от 7% до 24% случаев).

Какие причины возникновения поздних рецидивов предсердных тахиаритмий? Прежде всего, это возобновление проведения в зоне радиочастотной абляции устья легочных вен, когда наша изоляция начала пропускать импульс. И чаще, что возникает, это наличие триггеров, расположенных вне легочных вен. Нередко мы направляем больных на изоляцию устья легочных вен нельзя сказать запущенных, но уже когда время уходит. И из источника устья легочных вен эктопия опускается на предсердную ткань. Мы изолировали только устье легочных вен, но все предсердия мы не можем изолировать, поэтому, безусловно, эти триггеры начинают выстреливать и начинают давать поздние рецидивы. Но могу сразу сказать, что поздние рецидивы достаточно хорошо лечатся нашей современной антиаритмической терапией.

Я хочу представить наше интересное исследование, которое было начато еще в 2009 году на базе Московского областного кардиологического центра и дальше продолжено в ГНИЦ ПМ. Это был пилотный проект. Нами было обследовано 134 пациента, которым была проведена антральная изоляция устья легочных вен. И вот какие результаты мы получили. Ранние рецидивы предсердных тахикардий до трех месяцев возникали практически в 50% случаев. Но лишь только к повторной радиочастотной абляции пришли порядка 30% данных пациентов.

Следующий очень важный момент. У 30% больных преобладали регулярные предсердные тахикардии, то есть достаточно много было регулярных предсердных тахикардий, которые ставили наших врачей порой в тупик, как их лечить. И чаще всего превалировало левопредсердное трепетание предсердия. И в 20 % случаев были рецидивы фибрилляции предсердий.

Данные пациенты наблюдались до 12 месяцев, но больше нас интересовал именно слепой период, потому что у нас были выбраны различные тактики ведения пациентов, и одна группа пациентов вообще не принимала антиаритмических препаратов. Мы сейчас стали включать пациентов с имплантацией ревили (00:15:58) для исключения асимптомных рецидивов фибрилляции предсердий, и таких пациентов с имплантированными устройствами мониторирования у нас уже 39, но исследование не закончено, поэтому окончательные данные я вам не могу сказать.

Хочется сказать пока по полученным результатам. 36% больных продолжают прием антиаритмических препаратов даже после раннего послеоперационного периода. И здесь есть такое понятие как клиническая эффективность радиочастотной абляции. То есть мы уменьшаем количество приступов фибрилляции предсердий на 75%, больной себя чувствует лучше, чем до радиочастотной абляции. Но радиочастотная абляция полностью не убирает эти приступы. Но совместно с приемом антиаритмических препаратов пациента это устраивает, и приступы достаточно редки – два-три раза в год, и это нас устраивает.

На сегодняшний день наиболее эффективным антиаритмическим препаратом в послеоперационном периоде через три месяца и после радиочастотной абляции является препарат 1С класса – пропафенон. Но это больше у больных с рецидивами фибрилляции предсердий. Если же у больных появляются новые регулярные предсердные тахикардии, то здесь пропафенон нередко сочетается с верапамилом, либо отдельно верапамил – у таких пациентов показал хороший результат.

В конце презентации я хочу показать несколько слайдов о проблемах тромбоэмболических осложнений у таких пациентов. Нельзя сказать, что радиочастотная абляция абсолютно безопасная процедура, и в 0,6% возникают тромбоэмболические или кардиогенные инсульты, а в 1% случаев это транзиторные ишемические атаки. Но на сегодняшний день самый обсуждаемый вопрос – появление «немых» ишемических инсультов. И некоторые авторы пишут, что до 35% у таких пациентов определяются «немые» ишемические инсульты. С чем может быть связано появление такого большого количества? Не только с тромбоэмболическими проблемами, но надо понимать, что специфика процедуры радиочастотной абляции и появление воздушных эмболов тоже может вносить серьезный вклад в определение «немых» ишемических инсультов.

В чем проблема тромбообразования, появления тромбоэмболических осложнений? 1) Это большая зона повреждения эндотелия предсердий. 2) Установка транссептального интродьюсера и катетеров-электродов. 3) Оглушение предсердий – это очень важный момент. Это примерно как при кардиоверсии происходит оглушение предсердий, и создаются все условия для образования тромбов. И этот риск тромбоэмболических осложнений напрямую зависит от количества баллов по шкале CHA2DS2-VASc.

И вот пример позаимствован из одного американского журнала, статья вышла пару месяцев тому назад, где четко представлены данные чреспищеводного эхо, и мы видим мягкие тромбы на транссептальной перегородке. И на втором рисунке представлены обугленные элементы на конце электрода после удаления из транссептальной перегородки, которые могут являться причиной как небольших, так и серьезных мозговых нарушений. Но это с одной стороны, с другой стороны надо понимать, что есть проблема тромбоэмболоических осложнений, но есть проблема и кровотечений. И такая проблема, как тампонада перикарда происходит от 0,8% до 6% в зависимости от разных источников. Сосудистые осложнения возникают от 0% до 13%. Поэтому мы должны все-таки с одной стороны подготовить больного антикоагулянтами, но с другой стороны понимать, что есть риск кровотечений.

На сегодняшний день существует следующая тактика. Подготовка больных к радиочастотной абляции должна быть такая же, как при проведении электрической кардиоверсии. Для пациентов с фибрилляцией больше 48 часов, если мы берем радиочастотную абляцию, безусловно, обязательно нужно делать чреспищеводное эхо, потому что тромбоз ушка левого предсердия является противопоказанием для проведения данной процедуры. Через 4-6 часов после радиочастотной абляции мы должны назначить либо варфарин, либо новые оральные антикоагулянты. И, безусловно, на сегодняшний день очень обсуждается применение новых оральных антикоагулянтов при проведении радиочастотной абляции. Но пока четких данных нет, какой все-таки выигрывает из новых оральных антикоагулянтов. Отмена антикоагулянтной терапии должна проводиться на втором-третьем месяце (по европейским данным на втором месяце, на третьем месяце – по российским рекомендациям). Но если у больного есть хоть один балл по шкале CHA2DS2-VASc. мы должны продолжать назначать этому пациенту антикоагулянтную терапию, потому что мы не можем четко сказать, что у этого пациента не будет поздних рецидивов фибрилляции предсердий. На этом я хочу закончить свой доклад. Спасибо за внимание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *