Брахитерапия обнинск

В Обнинске второй год продолжается дело онколога Павла Свиридова, который возглавлял Центр брахитерапии рака предстательной железы. Следствие обвиняет врача в коррупции: якобы он брал у пациентов деньги за одобрение субсидий на лечение. По версии защиты, государственной субсидии не хватало на проведение операции и онколог просил пациентов оплатить ему расходные материалы, которые покупал на собственные средства. «Такие дела» попытались выяснить, как врач оказался в этой ситуации.

Фото: предоставлено Объединением брахитерапевтов России

Доктор Свиридов

Обнинский онколог Павел Свиридов одним из первых в стране стал применять низкодозную брахитерапию — методику, которая помогает избежать хирургического вмешательства и массированного облучения при лечении рака предстательной железы на начальной стадии. В 2010 году он основал Объединение брахитерапевтов России. Сейчас в России эту методику применяют в 29 центрах, включая Российский онкологический научный центр имени Блохина и клиническую больницу № 122 имени Соколова в Санкт-Петербурге.

Павел СвиридовФото: предоставлено Объединение брахитерапевтов России

В Обнинске Свиридов возглавляет Центр брахитерапии рака предстательной железы при клинической больнице № 8 (сейчас на сайте КБ указано, что и. о. заведующего центром является Сергей Башкатов. — Прим. ТД). С 2002 года до своего ареста в декабре 2016 года он прооперировал более 2,5 тысячи пациентов со всей России. Сейчас многие из них ездят в суд, чтобы поддержать доктора: на заседание, которое проходило 8 октября, приехали 20 человек. В распоряжении редакции есть отзывы нескольких пациентов Свиридова, где они говорят, что врач спас им жизнь и они очень переживают за его судьбу.

Вместо послесловия

Каждые вторник и пятницу рано утром Андрей Дмитриевич собирает в актовом зале сотрудников и проводит телемост со специалистами онкологических служб из 32 регионов страны. Обмен опытом, разбор сложных случаев, консультации ведущих специалистов и так далее. Обычные будни. Но… в ту пятницу, которая пришлась на мое посещение Обнинска, вмешался случай.

Мы рассаживались в зале, когда позвонила заведующая отделением новых медицинских технологий, доктор медицинских наук Марина Киселева.

— Приехала Ольга с мужем и дочкой. Дочке исполнился год. Приехали ее показать нам…

Тут требуется пояснить. Центр в Обнинске умеет даровать счастье материнства тем женщинам, для которых ранее из-за злокачественной опухоли оно было невозможно. Именно это случилось с пациенткой Ольгой К. В 28 лет она, которая никогда ничем не болела, почувствовала дискомфорт в животе. Обратилась к врачу. Диагноз ошарашил: злокачественное новообразование яичников. А очень хотелось иметь ребенка. Узнала о Центре в Обнинске. И до начала лечения обратилась к Марине Викторовне, сдала генетический материал в биобанк МРНЦ. После операции, химиотерапии специалисты центра провели Ольге процедуру ЭКО. Наступила желанная беременность.

Малышка родилась здоровая, красивая. Назвали Таисией. И вот ей исполнился год. Она восседает на руках то у папы Захара, на которого очень похожа, то на руках у мамы Ольги. Спокойно переходит на руки к Андрею Дмитриевичу Каприну. Сосет палец, крутит головой, не желает смотреть в камеру.

— Цель приезда в Центр? Очередной контроль, — улыбается Ольга. — Хотим еще мальчика родить…

Обычный пятничный телемост стал необычным. Такие в Обнинске будни.

Фото из архива ФГБУ «НМИЦ радиологии».

Почему врач просил деньги на операцию: версии защиты и обвинения

До 2015 года Министерство здравоохранения выделяло на брахитерапию предстательной железы субсидию в 459 тысяч рублей на пациента по программе высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП). С января 2015 года субсидия на операцию сократилась почти в 2 раза.

Как сообщил «Таким делам» генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Андрей Каприн, размер субсидии полностью покрывает все расходы. «Стоимость операции по поводу рака предстательной железы методом брахитерапии с использованием в том числе низкодозных изотопов йод-125 входит в общую стоимость квоты, утвержденной Минздравом РФ, и составляет в среднем 259 тысяч рублей, то есть все затраты полностью покрываются государством», — подчеркнул он.

Экспертиза, проведенная МВД, показывает, что в среднем операция обходилась в 350—450 тысяч рублей, это указано в материалах дела (есть в распоряжении редакции). Больница, в которой работал врач, закупала микроисточники и некоторое количество игл, необходимых для операций, но на часть игл и рентгенозащитные перчатки денег не хватало. С апреля по август 2016 года в центре вообще не было закупленных больницей игл — об этом говорит, в частности, один из свидетелей защиты. В то же время за эти четыре месяца Павел Свиридов израсходовал на лечение больных минимум 1307 игл стоимостью более 1,3 миллиона рублей.

Павел Свиридов утверждает, что недостающие расходные материалы он покупал сам. Пациентам он сообщал, что выделенной субсидии на операцию недостаточно, и просил по возможности доплатить. Так, по данным адвоката Эдуарда Бурушко, на расходные материалы в 2015 и 2016 годах онколог потратил более 5,4 миллиона рублей из своих и заемных денег, а пациенты вернули ему только 4,2 миллиона рублей.

Следственный комитет Калужской области заявляет: «…По данным наших сотрудников, версия не подтверждается и материалов было достаточно». Врачу предъявлено обвинение в коррупции по 24 эпизодам: по версии следствия, Свиридов получал взятки за помощь в получении квоты на операцию, а также на организацию лечения, госпитализацию и его проведение.

Добровольное пожертвование или взятка

В 2016 году в больницу повторно обратился пациент Иванцов (фамилия изменена). Шесть лет назад он уже лечился здесь и, по словам адвоката Павлова, посчитал, что «не долечил» его именно Свиридов. «Врач сообщил ему, что норматив снизился, и предложил доплатить, если есть возможность, — описывает ситуацию адвокат. — После операции Иванцов обратился в прокуратуру. Через три месяца, 16 ноября, Иванцов приехал на обследование с сотрудником ОБЭП, представив его своим сыном. Сотрудник ОБЭП несколько раз предлагал Свиридову деньги, но тот отказывался».

23 декабря 2016 года оперуполномоченная Змий, представившись невесткой Иванцова, зашла к Свиридову в кабинет, положила на его стол конверт с деньгами и вышла из кабинета. Сразу же после этого онколога задержали и предъявили обвинения в коррупции.

22 пациента, которые давали показания по уголовному делу, подтверждают, что Свиридов действительно просил их внести свои деньги, но настаивают, что все это происходило абсолютно добровольно и никак не влияло на получение квоты на операцию. На заседании суда адвокат Павлов цитировал одного из пациентов. Тот рассказал, что после оформления субсидии онколог попросил его заплатить 150 тысяч рублей в связи с нехваткой финансирования: «Деньги я перевел после операции врачу на карту, уже когда был дома. Субсидию я оформлял сам через Минздрав, Свиридов в этом мне свою помощь не предлагал».

Адвокат врача Антон Павлов объясняет, что Свиридов просто не мог повлиять на решение о выдаче талонов ВМП, потому что ими занимаются комиссии регионов, в которых прописаны больные. Также Павлов рассказывает, что иногда пациенты обращались к Свиридову напрямую. Тогда в больнице собиралась комиссия, которая составляла протокол, где говорилось, что КБ № 8 может принять больного. Защита утверждает, что эта бумага была необходима только для планирования графика операций, но обвинение расценивает ее как доказательство взятки.

«Если обвиняемый писал справку, что их центр берется оперировать этого больного, версия следствия обоснована, — прокомментировал ситуацию независимый эксперт Сергей Грибков, глава адвокатского бюро «Грибков и партнеры». — Если врач получал деньги в качестве компенсации за расходники, то это может быть нарушением правил государственных организаций, превышением полномочий. Все-таки или работаешь на госслужбе, или частно».

Конфликт вокруг микроисточников

Адвокаты Свиридова озвучивают версию, что уголовное преследования врача может быть связано с конфликтом с Физико-энергетическим институтом (ФЭИ) Росатома в Обнинске: онколог отказался использовать в операциях клиники микроисточники, созданные в рамках импортозамещения, потому что те не прошли международную сертификацию. «Представители ответили, что врач не патриот и препятствует выходу современных источников на рынок», — говорит адвокат онколога Антон Павлов. Однако юридически значимых фактов, которые подтверждали бы эту версию, у защиты нет.

Сам генеральный директор ФЭИ Андрей Говердовский, отвечая на вопросы «Таких дел», назвал конфликт института со Свиридовым фикцией и сообщил, что «крайне удивлен попытке связать дело врача с нашим институтом».

«В сущности, мы занимаемся импортозамещением и выход на зарубежный рынок, где нужен международный сертификат, пока не планируем. Все соответствующие разрешительные документы для работы на внутреннем рынке мы имеем», — прокомментировал он.

«Международная сертификация нужна не только для продажи источников на внешних рынках, — поясняет свою позицию Свиридов, — а для возможности планирования брахитерапии с использованием программного обеспечения зарубежных производителей. Без этих программ невозможно рассчитать дозу имплантируемых пациенту микроисточников. ФЭИ прекрасно это знало, но отчитаться о выполненной работе, то есть показать объемы продаж источников, было для них крайне необходимо».

«Врачу приходится решать проблемы здравоохранения своими силами»

Сопредседатель профсоюза врачей Андрей Коновалов поясняет, что правила в системе здравоохранения часто ставят медработников перед сложным выбором: «Бывает, пациенту необходимо обследование, но попасть на него можно только через несколько месяцев. Тогда у врача возникает дилемма: или предложить пациенту ждать до полугода, когда обследование может уже не понадобиться, или посоветовать ему платные услуги в других клиниках. Но по закону врач не имеет права предлагать пациенту услугу платно, когда та положена ему бесплатно по ОМС».

Президент «Лиги защитников врачей» Семен Гальперин считает, что Свиридов попал в ситуацию, когда врачу приходится решать проблему здравоохранения своими силами. «Это заповедь врача: сделать все возможное, когда он входит в дом к больному, — говорит он. — Свиридов был вынужден ставить проблему недофинансирования перед пациентами. С точки зрения формального законодательства его поступок достаточно спорный, а с другой стороны, многие люди благодаря его действиям сохранили жизнь и здоровье. Я считаю, что государственная политика в реформе здравоохранения более преступна, чем те действия, которые совершил данный доктор».

В ближайшее время онкологу должны вынести приговор. 8 октября судья заслушал последние реплики защиты и обвинения, а следующее заседание назначено на 30 октября этого года. Свиридова могут приговорить к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима и 30 миллионам рублей штрафа.

Стоимость лучевой терапии

Стоимость лучевой терапии в Москве может весьма разниться, в зависимости от клиники, в которую Вы обратитесь. Наш статус государственного бюджетного учреждения позволяет нам устанавливать цены ниже, чем у медцентров, где делают лучевую терапию, функционирующих только на средства клиентов. Однако дать однозначный ответ на вопрос, сколько стоит лучевая терапия, не представляется возможным, так как все зависит от конкретного диагноза и состояния пациента, исходя из которых и разрабатывается схема лечения.

Следует учитывать, что в стоимость, как правило, входят не только сами сеансы радиотерапии, но и топометрия – процедура по точной локализации опухоли и определению ее размеров. Она позволяет направить ионизирующие лучи таким образом, чтобы нанести максимальный урон опухоли, минимально затрагивая при этом расположенные рядом здоровые ткани. Еще одна обязательная процедура, делающая лечение рака радиотерапией более успешным, – правильное дозиметрическое планирование с помощью специальных современных систем. Кроме того, важно определить наиболее подходящее положение пациента в ходе лечения, при необходимости подготовить специальные поддерживающие средства, чтобы обеспечить неподвижность подвергаемого облучению участка и удобство нахождения на процедурном столе.

В чем преимущества протонного излучения?

Поток протонов с заданной энергией имеет следующие отличия от других типов излучения:

  • частицы почти не рассеиваются в тканях, лежащих на пути к цели;
  • пробег всех протонов практически одинаков;
  • большая часть дозы радиации выделяется в конце пробега на последних миллиметрах — так называемый эффект «пика Брегга».

На диаграмме представлен принцип действия облучения протонами в сравнении с традиционными методами лучевой терапии.

Как мы видим, использование протонов позволяет донести максимум энергии рассеивания непосредственно до опухоли. При этом другие виды ионизирующего излучения, применяемые в традиционной лучевой терапии, по пути к цели рассеиваются и в здоровых тканях. В итоге облучаются здоровые ткани, а воздействие на опухоль снижается. Применение облучения протонами успешно решает эту проблему.

Воздействие на здоровые и больные ткани разных методов лучевой терапии

Для еще большей точности излучатели протонов монтируются на подвижной консоли (gantry), которая вращается вокруг тела пациента и корректирует направление излучения с учетом движения органов и тканей, например при дыхании. Это высокоточная система позиционирования с погрешностью не превышающей десятые доли милиметра. Такая коррекция фактически сводит к нулю воздействие радиации на ткани, расположенные за пределами области облучения.

Благодаря этим особенностям при лечении рака, протонная (корпускулярная) терапия отличается исключительной избирательностью и максимально щадящим действием и позволяет проводить сложные и безопасные радиохирургические операции в том числе на мозге или глазном яблоке.

При каких заболеваниях используют этот метод?

  • Основное направление это лечение онкологических заболеваний, удаление опухолей головного мозга, глаз, простаты, легких, горла, органов брюшной полости, молочной железы, матки и позвоночника.
  • Также удаление метастазов;
  • Лечение доброкачественных новообразовнаий головного мозга.

Дополнительными показаниями для использования протонной терапии является отсутствие побочных эффектов, связанных с такими рисками, как:

  • развития радиационного гепатита,
  • повреждение жизненно важных тканей, прилегающих к опухоли при хирургических методах или других видах лучевого воздействия,
  • нарушений функций головного мозга при лечении новообразований в этой области,
  • трансформация здоровых клеток в злокачественные после радиационного облучения, особенно актуально при лечении детей.

Как проходит лечение?

  1. Пациент прибывает в центр.
  2. Проводится подготовительная диагностика. Как правило, ПЭТ КТ исследование и магнитно-резонансная томография с целью уточнить локализация новообразования и его форму.
  3. На основе диагностики формируется трехмерная компьютерная модель опухоли и моделируется форма, направление и длительность облучения. Создается персонализированный коллиматор из сплава Вуда, определяющий форму пучка, и болюсы корректирующие глубину точки формирования пика Брега, чтобы он возник именно в месте расположения опухоли.
  4. В день сеанса физики центра проводят тестовый пуск и измеряют такие параметры, как мощность, глубину проникновения и профиль пучка протонов. С учетом смоделированного ранее сценария процедуры корректируются настройки излучателя и коллиматора.
  5. В назначенное время пациента проводят в комнату с излучателем. Фиксируется в положении сидя в кресле, или соответственно лежа на подвижной кушетке. При проведении радиохирургии в области головы и головного мозга, для дополнительной фиксации используют индивидуальную иммобилизирующую маску в виде пластиковой сетки.
  6. Облучение проводится фракционно Перед каждой фракцией проводится контрольный рентгеновский снимок. Проверяется точность соответствия структуры тканей сделанному ранее планированию до долей миллиметра. При точном совпадении выполняется облучение. В противном случае перед облучение оператором выполняется коррекция.
  7. Сеанс длится 15-20 минут. По окнчанию сеанса пациента проводят в комнату отдыха и проверяют основные физические параметры. При хорошем самочувствии пациент может в этот же день отправиться домой.

Подготовка пациента

От пациента какой-то специальной подготовки не требуется. Накануне процедуры необходимо избегать курения, употребления алкоголя, переедания и излишней физической нагрузки. Врачи также могут сделать дополнительные анализы на наличие таких хронических заболевания как диабет, аллергия, для предотвращения интоксикации организма продуктами распада злокачественных клеток.

Последствия лечения и особенности восстановительного периода

Как в процессе, так и после сеанса облучения пациент не испытывает никаких ощущений. Отдаленные последствия лечения зависят от локализации раковой опухоли и ее размера, и не отличаются от последствий разрушения злокачественных новообразований вследствие действия других видов облучения.

В период между сеансами и после окончания курса лечения рекомендуется придерживаться распорядка дня и режима питания, рекомендованного врачом. Как правило последующей госпитализации не требуется, процедура проходит амбулаторно. В дальнейшем только проводится контрольная диагностика, для оценки эффективности пройденного лечения.

Высокого признания, как следует из официального документа, удостоены их совместные «Разработка и внедрение инновационных технологий контактной лучевой терапии злокачественных новообразований на основе импортозамещающего производства радиофармпрепаратов».

Речь в данном случае идет о так называемой брахитерапии — современном высокотехнологичном и минимально инвазивном методе лечения рака посредством внутритканевого лучевого воздействия. Прежде такие операции в России были возможны лишь с использованием импортных препаратов. Проект по производству полностью российских микроисточников с радиоактивным изотопом йод-125 для операций брахитерапии был инициирован несколько лет назад «Росатомом».

В рамках созданной кооперации йод-125 нарабатывается в НИИ атомных реакторов в Димитровграде (Ульяновская область), а микроисточники с изотопом изготавливаются в Физико-энергетическом институте (Обнинск, Калужская область), на том самом Научно-производственном комплексе изотопов и радиофармпрепаратов ФЭИ, которым руководит Николай Нерозин.

В результате получен высокотехнологичный отечественный продукт на уровне мировых аналогов и со значительным, как уверяют, экспортным потенциалом. Его медицинская апробация, доработка и финальная «заточка» всех технологий производилась с активным участием специалистов Национального медицинского исследовательского центра радиологии (НМИЦ радиологии) Минздрава России, Российского научного центра рентгенорадиологии и Научно-исследовательского института технической физики и автоматизации (НИИТФА).

Первая операция по брахитерапии рака предстательной железы с использованием полностью отечественных микроисточников проведена осенью 2015 года в Медицинском радиологическом научном центре имени Цыба в Обнинске. Вскоре после этого директор Московского научно-исследовательского онкологического института имени Герцена, академик РАН Андрей Каприн отметил высокое качество отечественных микроисточников с йодом-125. По его словам, «они ни в чем не уступают зарубежным аналогам», но при этом их стоимость в несколько раз ниже, что существенно снижает затраты бюджета на проведение онкохирургических операций.

В составе авторского коллектива, отмеченного премией правительства России, десять специалистов: Андрей Говердовский, Николай Нерозин и Владимир Шаповалов (ФЭИ), Всеволод Галкин, Сергей Иванов, Андрей Каприн и Олег Карякин (НМИРЦ), Владимир Солодкий и Вера Титова из Российского научного центра рентгенорадиологии и Михаил Хетеев из НИИТФА.

Один из нынешних лауреатов, генеральный директор Физико-энергетического института Андрей Говердовский убежден, что «лучевая терапия — это веление времени». И в тех случаях, когда она показана и необходима, люди должны получать доступную и качественную помощь. Пользуясь случаем, вместе с поздравлениями мы адресовали руководителю ФЭИ несколько дополнительных вопросов.

прямая речь

Проекты вашего научного центра не в первый раз отмечают высокими премиями. А какой бывает их дальнейшая судьба? Что в этом смысле можно сказать про микроисточники с йодом-125 для брахитерапии? Их производство — уже налаженный, рутинный процесс? Или надо решать еще какие-либо проблемы — например, получать лицензии, разрешения?

Говердовский: Все вопросы разрешительного характера решены. А число клиник, использующих наши микроисточники, растет. Уже скоро операции по брахитерапии с использованием отечественных микроисточников с йодом-125 будут делать в Сибири. А поскольку цена значительно ниже, чем у зарубежных аналогов, мы уверены, что спрос на них будет расти.

Сколько уже проведено операций с использованием микроисточников на основе йода-125? И как врачи оценивают качество?

Говердовский: На данный момент — более 80. Отзывы врачей стабильно высокие, поэтому и применяют отечественные микроисточники. А качество подтверждается положительными результатами проведенных операций.

Есть сведения, что новым перспективным «ядерно-медицинским» направлением для ФЭИ станет проект по радиофармпрепаратам на основе иттрия-90 для лечения рака печени. С кем тут сотрудничаете? В какие сроки и какие результаты планируете получить?

Говердовский: Работа по итрию-90 сейчас становится нашим первоочередным проектом. Еще некоторое время необходимо на доведение технологии, после чего выйдем на доклинические испытания. Проводить их будем вместе с МРНЦ им. Цыба. Эта наша работа поддержана министерством образования и науки — предусмотрено финансирование и нашей части работ, и той, которую будут выполнять медики. Мы идем с ними в паре.

А на какие еще цели-задачи «заточен» коллектив ФЭИ?

Говердовский: В ближайшие годы собираемся сделать генератор радия-223 для лечения метастазов. Это еще один мощный совместный проект с МРНЦ, который займет не менее семи лет. Очень важная работа, потому что аналогов очень дорогим зарубежным препаратам сегодня нет. Мы рассчитываем понизить стоимость примерно на порядок. Для пациентов это будет очень существенно.

А как продвигается ранее начатая работа по генераторам рения-188? Что уже сделано и когда возможен выход этих установок на рынок?

Говердовский: Генератор рения-188 — это первая генераторная система для радиотерапии. И у нее весьма перспективное будущее, если принять во внимание, что материнский изотоп для такого генератора производится в достаточном количестве в НИИАР. В свое время ФЭИ производил генератор рения-188 и даже имел регистрационное удостоверение. Но правила поменялись, и необходимо оформлять новое удостоверение. А работы по созданию лекарственных наборов для этого генератора ведут во многих местах России. Два новых препарата уже прошли клинические испытания. В разработке у ведущих российских НИИ и фармацевтических фирм еще несколько…

В целом мы прогнозируем большой спрос в отношении наших генераторов не только в России, но и за рубежом, особенно в странах Юго-Восточной Азии. Для поставок такой продукции на экспорт создан участок по их производству с учетом требований GMP. Сейчас оснащаем его специальным оборудованием.

на ту же тему

Создают задел для «реакторов будущего»

Два первых места в числе тринадцати научных коллективов, удостоенных премии правительства РФ в области науки и техники за 2017 год, занимают коллективы, работающие в атомной отрасли или напрямую с ней связанные. Высокой награды удостоен коллектив инженерно-технических работников, конструкторов и ученых за работы в области перспективных ядерных энергетических реакторов, на которых будут отрабатываться технологии, необходимые для развития атомной энергетики будущего.

За повышение эффективности и радиационной безопасности реактора БН-600, действующего на Белоярской АЭС, и наработку опыта для перспективных реакторных установок на быстрых нейтронах премией, в частности, отмечены главный конструктор активных зон реакторов на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем Борис Васильев (ОКБМ «Африкантов») и один из выдающихся российских разработчиков реакторов БН Владимир Поплавский (посмертно).

В том же авторском коллективе — специалисты и руководители Физико-энергетического института имени Лейпунского (Обнинск, Калужская область), концерна «Росэнергоатом», ОКБ «Гидропресс» (Подольск, Московская область), ВНИИ неорганических материалов имени академика Бочвара» (Москва), а также Центрального научно-исследовательского института конструкционных материалов «Прометей» (Санкт-Петербург), который ныне входит в состав НИЦ «Курчатовский институт».

Энергоблоки с реакторами на быстрых нейтронах, как считается, имеют большие преимущества. С их помощью можно будет замкнуть ядерный топливный цикл, в котором за счет расширенного воспроизводства ядерного «горючего» существенно расширится топливная база атомной энергетики, а также появится возможность уменьшить объемы радиоактивных отходов благодаря «выжиганию» опасных радионуклидов. Россия, как отмечают эксперты, занимает первое место в мире в технологиях строительства реакторов на быстрых нейтронах.

Энергоблок БН-600 Белоярской АЭС с реактором на быстрых нейтронах и жидкометаллическим (натриевым) теплоносителем мощностью 600 мегаватт эксплуатируется с 1980 года. Сейчас он не только вырабатывает электроэнергию, но и служит уникальной базой для испытаний новых конструкционных материалов и ядерного топлива. Причем «ветеран» БН-600 по ряду своих показателей признается специалистами одним из лучших реакторов — не только среди «быстрых», а вообще среди всех типов энергетических реакторов.

В 2016 году в России началась промышленная эксплуатация четвертого энергоблока Белоярской АЭС с «быстрым» реактором БН-800. На нем будет отрабатываться ряд технологий замыкания ядерного топливного цикла. БН-800 станет прототипом более мощного коммерческого атомного энергоблока БН-1200. Решение о строительстве в России атомного «блока будущего» БН-1200 будет приниматься на основе опыта эксплуатации БН-800.

Врач должен быть добрым?

Лучевая терапия, даже щадящая — процедура не из легких. Да и само пребывание в онкологическом учреждении — испытание для человека, попавшего в онкобеду. А мои собеседники в протонном центре вовсе не в унынии. Напротив, полны оптимизма. Хотя у каждого за плечами нелегкое лечение в других центрах, операции, курсы химиотерапии. Одна из собеседниц сказала: «Здесь очень хорошо. Нам помогают. Все добрые».

Вот это «все добрые» подвигло на небольшое отступление. У великого Евгения Евтушенко есть строки: «Если в женщине есть доброта, Значит, женщина состоялась». А врач? Нередко, когда речь о медицинской помощи, говорят: «Такой добрый доктор, такой внимательный». При этом профессиональные качества как бы уходят на второй план. Недавно один из ведущих в мире специалистов в области применения роботов в медицине среди достоинств этого направления сказал: «У робота не болит голова». Может, я не права, но так хочется, чтобы у врача за нас болела голова. Да, это постулаты великих российских медиков: «Если после посещения врача пациенту не стало лучше, значит, его посетил плохой врач». Или: «У врача, прикасающегося к телу ребенка, должны быть теплые руки». Не актуально? Устарело? Грядет медицина без эмоций?..

Из далекого прошлого. Выпало счастье знать, общаться с великим ученым, хирургом Александром Вишневским. Не забыть день, когда он оперировал юношу с тяжелейшим заболеванием сердца. Телевидения тогда не было. Но были специальные помещения, позволяющие вести наблюдение за происходящим у операционного стола. Наблюдателей было много. Все шло успешно. Вдруг что-то произошло с аппаратурой. Это было ужасно. Это был конец. Разошлись те, кто смотрел операцию через стекло, почти все покинули операционную. А Александр Александрович еще долго-долго массировал сердце юноши. Хотя, наверное, понимал, что это бесполезно…

У каждого хирурга свой скелет в шкафу? Медицина может быть без эмоций? Кстати, Анатолий Цыб, чье имя носит медицинский центр в Обнинске, в свое время стажировался в Институте хирургии Вишневского. Жена Анатолия Федоровича — замечательный биолог Тамара Семеновна работала рядом с мужем. Были времена, когда не считалось зазорным трудиться в одном учреждении мужу и жене, родителям и детям. Тамара Семеновна свой, желанный человек в центре. Потому как здесь не только почитают традиции, но и стремятся им следовать. Тамара Семеновна говорит одному из руководителей обнинского Центра, профессору Сергею Иванову: «Знаете, Сережа, Толя был добрым человеком. Отказывать не умел. Даже если дело касалось не медицины. Говорили: «Попроси Цыба, он не откажет». Хорошо бы теперь говорили: «Попроси Иванова, он не откажет». Замечала, как Сергей Анатольевич разговаривает с пациентами, сотрудниками: ни в коем случае не робот!

Вот и руководитель отдела лабораторной медицины, доктор биологических наук Людмила Гривцова говорит о гуманизме медицинской помощи:

— Ни один из методов, ни одно из лекарств не может быть использовано в клинике, не пройдя серию серьезных проверок в эксперименте на, скажем, клеточных линиях, животных моделях. Чтобы потом перенести удачное изобретение в практическую медицину, непосредственно к постели больного, чтобы помочь конкретному человеку. В Обнинске инициирована работа по изучению механизмов регуляции в системе клеточного обновления и их изменения в облученном организме, в отличие от здорового. Клеточная терапия и иммунотерапия — приоритетные направления современной медицины, онкологии в частности. Ведь ресурсы химиотерапевтических подходов не безграничны. Нельзя бесконечно повышать дозу препарата или увеличивать дозу облучения. Требуется пересмотреть парадигму лечебных подходов в онкологии. Одна из составляющих такого подхода — клеточная терапия с использованием как собственных клеток самого больного, так и донорских. Обсуждается возможность клеточной терапии у больных с заболеваниями крови.

— Такое лечение и диагностика доступны?

— Пока справляемся. Для обеспечения доступности сейчас впервые в нашей стране вводятся клинические рекомендации и протоколы. Этому уделяется большое внимание в рамках Национальной программы.

Риск и шанс

— Несмотря на бурное развитие медицинской науки, техники, совершенствование протоколов и стандартов лечения пациентов со злокачественными опухолями, хирургическая онкология по-прежнему нередко требует принятия нестандартных тактических и технических решений, — говорит руководитель отделения лучевого и хирургического лечения заболеваний абдоминальной области кандидат медицинских наук Леонид Петров. — Не редки ситуации, когда только нестандартные решения дают пациенту шанс. И такого рода «хирургическая эквилибристика» — удел крупных, высокоспециализированных центров, имеющих необходимое оборудование и кадровые возможности. Каждый день мы выполняем десятки хирургических вмешательств. Лишь небольшую часть из них можно отнести к «стандартным». Выполняя нестандартную операцию, хирург должен руководствоваться тремя принципами: безопасность больного, радикальное удаление опухоли, сохранение качества жизни. Отступление от этих принципов, различные компромиссные решения приводят к ухудшению и ближайших, и отдаленных результатов. В большинстве случаев операция ключевой, но не единственный компонент лечения. Для наилучших результатов могут быть применены и предоперационная химиотерапия, и лучевая терапия до или даже во время операции, различные варианты послеоперационного лекарственного лечения. Особенность МРНЦ — возможность реализации всех этапов онкологической помощи «в одних руках».

Один гамма-нож стоит более 5 миллионов евро. На всю страну у нас пока шесть гамма-ножей. Явно мало

Алгоритм безопасности

В национальном радиационно-эпидемиологическом регистре МРНЦ собран уникальный материал: данные по ликвидаторам чернобыльской аварии (600 тысяч человек) и жителям загрязненных территорий (500 тысяч).

— Создать регистр было решено после чернобыльской катастрофы, — говорит один из ее ликвидаторов и создателей регистра, а ныне его руководитель, член-корреспондент РАН Виктор Иванов. — Сегодня наша задача: выработать алгоритм действий при любой внештатной ситуации, возникающей при различных ЧП, связанных с радиацией. Каждый год Научный комитет ООН по действию атомной радиации выпускает бюллетень по данной тематике. Сегодня он посвящен онкологическим заболеваниям щитовидной железы, возникающим при радиационном воздействии.

— Почти 12 миллионов человек в год проходят через медицинское облучение. Это тоже проблема? — спрашиваю Виктора Константиновича.

— Любое облучение — фактор риска, — говорит он. — Распространение компьютерных томографов идет быстро, а значит — риск радиационной индукции после большого количества процедур для пациента возрастает.

— Что бы вы посоветовали человеку, живущему в мире компьютеров, гаджетов? Не запугивая, но рекомендуя.

— Ключевой акцент здесь — «не запугивая». После Чернобыля произошел рост психосоматики и количества суицидов. Следует внимательнее относиться к своим частым контактам с облучающей техникой, в том числе и медицинской.

Особенно, когда это касается детей. На мой взгляд, все диагностические «вопросы» должны быть решены у ребенка за два сеанса компьютерной томографии. Все остальное — перебор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *