Гиперплазия надпочечника

ОБЗОРЫ

© Э. к. Айламазян, Е. л. Соболева, ДИАЖОСТИКА И лЕчЕнИЕ

В. В. Потин, н. С. Осиновская нЕКлАССИчЕСКОй ФОРмы ВРОЖДЕннОй

гиперплазии коры надпочечников

НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта СЗО РАМН, Санкт-Петербург

УДК: 616.453-007.61-056.7

■ Неклассическая форма врожденной гиперплазии коры надпочечников является аутосомно-рецессивным наследственным заболеванием. Наиболее частой причиной заболевания является дефицит фермента 21-гидроксилазы. Для диагностики заболевания применяется проба с АКТГ, а также молекулярно-генетическое исследование мутаций в гене 21-гидроксилазы. Клиническая картина у женщин характеризуется наличием симптомов андрогензависимой дермопатии, нарушением репродуктивной функции в виде бесплодия или невынашивания беременности. Лечение больных направлено на уменьшение выраженности симптомов андрогензави-симой дермопатии или восстановление репродуктивной функции.

■ Ключевые слова: неклассическая форма врожденной гиперплазии коры надпочечников; ген 21-гидроксилазы; мутации; проба с АКТГ; беременность; глюкокортикостероиды; комбинированные оральные контрацептивы; ципротерона ацетат.

Врожденная гиперплазия коры надпочечников (ВГКН) — это группа аутосомно-рецессивных наследственных болезней, обусловленных генетическими дефектами ферментов стероидогенеза. Различают следующие формы ВГКН: недостаточность 21-гидроксилазы (классическая и неклассическая формы), недостаточность 11Ь-гидроксилазы (классическая и неклассическая формы), недостаточность 3Ь-гидроксистероидной дегидрогеназы, недостаточность 17а-гидроксилазы с недостаточностью 17,20-лиазы или без нее, недостаточность 20,22 десмолазы (липоидная гиперплазия коры надпочечников). Наиболее часто встречается ВГКН, обусловленная недостаточностью фермента 21-гидроксилазы (21-Г). В 1956 году Childs B. и соавт. показали, что ВГКН вследствие дефицита 21-Г может встречаться с одинаковой частотой у сибсов обеих полов, при этом их родители были здоровы. Было сделано заключение, что это наследственное заболевание, которое передается по аутосомно-рецессивному типу, т. е. родители больного ребенка являются гетерозиготными носителями, а сам ребенок — гомозиготой по мутантному гену, который ответственен за это заболевание. В то время частота носительства мутантного гена была подсчитана как 1 : 125 человек, в 1988 году — как 1 : 50.Таким образом, вероятность того, что у двух гетерозигот будет больной ребенок (гомозигота) составляет 1 : 4. В 1977-78 годах Levine L. S. и Dupont B. изучили локус HLA (hystocompatibility locus antigen) у больных, их здоровых сибсов и родителей. Было обнаружено, что дефицит 21-Г был тесно связан с HLA гаплотипом. Другое интересное наблюдение состояло в том, что дефицит 21-Г может быть связан не только с наличием продуктов экспрессии генов комплекса HLA I и II класса, но и III класса (фактор Bf, комплемент С2, комплемент С4А и С4В) . Данные исследования показали, что ген, ответственный за дефицит 21-Г, локализован на коротком плече 6-й хромосомы в локусе 6р21.3 . Схема локуса 6р21.3 представлена на рисунке 1. В данном локусе идентифицированы два тандемно расположенных гена — функционально активный ген СУР21А2 и псевдоген — СУР21А1Р. Ген и псевдоген разделены последовательностью нуклеотидов, кодирующей ген четвертого компонента комплемента С4В. Оба гена состоят из 10 экзонов, имеют длину 3,4 тысяч пар оснований и отличаются друг от друга только по 87 нуклеотидам. Псевдоген является неактивным вследствие делеции в 3-м экзоне, инсерции со сдвигом рамки считывания в 7-м экзоне и нонсенс-мутаций — в 8-м экзоне . Наличие рядом с активным геном гомологичной ДНК-последовательности может приводить к нарушению спа-

HLA-комплекс

Класс I

Класс III

Класс II

Короткое плечо хромосомы 6

5′

C B TNF HSP70

DR DQ/DX DP

центромера

Bf G11 RP1 C4A RP2 C4B

3′

<-1__|-

TNXA TNXB

Рис. 1. Схема локуса 6р21.3

ривания гомологичных хромосом в мейозе и, как следствие этого, либо к конверсии генов (перемещение фрагмента одного гена на другой), либо к делеции части смыслового гена и образованию «химерных» конструкций ген-псевдоген. В настоящее время известны 127 различных нарушений в этом гене, обусловливающих развитие недостаточности 21-Г. Около 20 % нарушений приходится на крупные делеции и большие генные конверсии, а на долю точечных мутаций в различных вариантах, которые чаще всего являются результатом генных конверсий — 75 %. Тем не менее, наиболее часто встречающимися считаются приблизительно 9-12 мутаций. Исследование гена 21-Г на 9 наиболее частых мутаций и делецию гена позволяет выявлять 70-85% всех больных и носителей при сольтеряющей (СТФ) и простой вириль-ной (ПФ) форме заболевания . При отсутствии в гене наиболее распространенных мутаций, или если был найден только один мутантный аллель, целесообразно проведение секвенирования гена 21-Г.

Активность фермента 21-Г зависит от качества мутации гена, который осуществляет синтез фермента. Так как у каждого индивида имеется 2 аллеля гена 21-Г, активность гена 21-Г является суммой активности ферментов, синтезируемых этими аллелями. В зависимости от степени выраженности недостаточности фермента различают классическую и неклассическую формы (НФ) заболевания. Классическая форма ВГКН подразделяется на сольтеряющую форму и простую вирильную формы, а неклассическая — на мяг-

кую (стертую) и латентную формы. Большинство мутаций связано с сольтеряющей и простой ви-рильной формами и приводят к снижению функциональной активности фермента до 0-5% . При НФ ВГКН происходит снижение активности фермента до 50-80%. При СФ чаще встречаются делеции и крупные генные конверсии. Мутация сплайсинга в интроне 2 (i2splice) встречается как при ПФ, так и при СФ, мутация Ile-172 ^ Asn (I172N) в 4 экзоне характерна для пациентов с ПФ и мутации Val-281 ^Leu (V281L) в 7 экзоне и Pro-30 ^ Leu (P30L) в 1 экзоне являются типичными при НФ недостаточности 21-Г . Так как недостаточность 21-Г является аутосомно-рецессивным заболеванием, фенотип пациента будет отражать менее тяжелую из двух имеющихся мутаций.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Классическая форма ВГКН

ВГКН в 95 % случаев является результатом дефицита фермента 21-Г, под влиянием которого происходит превращение прогестерона в дезок-сикортикостерон и 17-ОНП в 11-дезоксикортизол. Полная потеря активности данным ферментом ведет к невозможности превращения прогестерона в дезоксикортикостерон, что приводит к дефициту альдостерона. Это приводит к нарушению функции почек и нарушению водно-электролитного баланса. В отсутствии альдостерона почки не способны удерживать натрий, что ведет к гипона-триемии. Начинается накопление калия, что приводит к гипонатриемии, гиперкалиемии, ацидозу, гипотензии, шоку, кардиоваскулярному коллапсу

и смерти. Данные нарушения характерны для СФ ВГКН. Кроме того, дефицит 21-Г ведет к нарушению синтеза глюкокортикостероидов. Нарушение превращения 17-ОНП в 11-дезоксикортизол приводит к дефициту глюкокортикостероидов. Гипокортицизм может проявляться уже в антенатальном периоде. Низкая концентрация кортизола у плода приводит к увеличению секреции адре-нокортикотропного гормона (АКТГ) гипофизом. В итоге происходит повышение секреции гормонов выше ферментного блока, особенно 17-ОНП. Кроме того, гиперпродукция АКТГ стимулирует развитие гиперплазии коры надпочечников.

При внутриутробном развитии у плодов женского пола под влиянием высокого уровня адрена-ловых андрогенов в крови происходит нарушение нормальной дифференцировки наружных половых органов, что ведет (с 7-8 недель гестации) к развитию наружных гениталий по мужскому типу . Степень вирилизации зависит от выраженности ферментативного дефекта и варьирует в широких пределах, в связи с чем при рождении пол ребенка может быть ошибочно определен как мужской. При этом внутренние половые органы развиты правильно. Это может быть связано с тем, что у плодов женского пола отсутствует фактор регрессии мюллеровых протоков, поэтому даже при избытке андрогенов мюллеровы протоки нормально дифференцируются в матку и фаллопиевы трубы. В случае отсутствия ранней диагностики СФ развивается острая надпочечниковая недостаточность, являющаяся причиной высокой смертности таких детей в ранний постнаталь-ный период. В настоящее время более чем в 30 странах мира внедрена программа неонатального скрининга дефицита 21-Г для ранней доклинической диагностики ВГКН. Это позволяет своевременно начинать лечение и предотвращать серьезную угрозу для жизни новорожденного. В России неонатальный скрининг 21-гидроксилазной недостаточности повсеместно внедрен с июня 2006 года.

Простая вирильная форма связана с частичной недостаточностью 21-Г, что приводит к гиперан-дрогенемии, но при этом нет синдрома потери соли. Сохранение 1 % активности фермента 21-Г предотвращает развитие признаков потери соли. Синтез кортизола снижен, но при этом наблюдается компенсация функции коры надпочечников в результате повышения секреции АКТГ, т. е. уровень кортизола в крови снижен незначительно или определяется на нижней границе нормы. При отсутствии своевременно поставленного диагноза и начатого лечения, начиная с 3-5 лет, под влиянием избытка андрогенов, начинается преждевременное половое созревание по гетеросексуальному

типу, первым признаком которого является преждевременное адренархе. Как правило, уже в 2-5 лет появляется лобковое оволосение, несколько позже — подмышечное оволосение . Развития молочных желез не происходит, появляется гирсу-тизм, нет месячных, половое оволосение формируется по мужскому типу, появляются гирсутизм, вульгарные угри, мужской тип телосложения. Известны случаи воспитания таких девочек, как мальчиков. Костный возраст значительно опережает паспортный, и в 15-16 лет соответствует 22-23 годам, в связи с чем больные в итоге имеют низкий рост. Своевременная диагностика и рано начатое лечение позволяют избежать тяжелых осложнений, вызванных гиперандрогенемией.

В связи с нарушением развития наружных половых органов у девочек, около 94 % больных с классической формой ВГКН проводится коррекция наружных половых органов. Больные с классической формой заболевания нуждаются в пожизненной заместительной терапии глюкокортикостероидными препаратами. Чаще всего больные СФ получают комбинированную терапию: глюкокортикортикостероидные препараты в сочетании с минералокортикоид-ными препаратами, в то время как при ПФ достаточно применять заместительную терапию глюкокортикортикостероидами.

НФ ВГКН в 90-95 % случаев является результатом дефицита фермента 21-гидроксилазы. НФ ВГКН связана с неполным дефектом 21-Г. Частота НФ широко варьирует в различных этнических группах и составляет среди европейцев 1 : 1000, а в гетерогенной популяции Нью-Йорка — 1 : 100 человек . Наибольшая частота заболевания отмечается среди евреев-ашкенази (1 : 27). Высокая частота зарегистрирована также в Испании (1 : 40), в Югославии — 1 : 50 и в Италии — 1 : 300. Общепопуляционная частота колеблется от 0,6 % до 9 % . Частота встречаемости НФ ВГКН среди женщин с гиперандрогенемией составляет 1-10 % .

Первое описание мутации, специфической для НФ ВГКН — V281L, было сделано Speiser P. W. с соавт. в 1988 году у евреев-ашкенази . Примерно 90 % больных НФ имеют одну или более мутаций в гене 21-Г, указанных в таблице 1. Несмотря на то, что НФ ВГКН рассматривается как гомозиготное рецессивное состояние, в большинстве случаев одинаковая мутация не повреждает оба аллеля гена 21-Г. У больных НФ ВГКН могут встречаться как точечные мутации в гене 21-Г, которые приводят к замене одной аминокислоты: V281L, P453S, P30L, так и тяжелые мутации, например делеция гена (delA2), однако в этом случае они выявляются в гетерозиготном

Таблица 1

Мутации, наиболее часто встречающиеся при НФ ВГКН

Мутации Расположение в гене 21-Г % активности 21-Г % встречаемости мутации

Val281Leu 7 экзон 50 59

Pro453Ser 10 экзон 50 23,1

Pro30Leu 1 экзон 50 10,3

Arg339His 8 экзон 50 7,6

носительстве или в компаунде с более «легкими» точечными мутациями. От 1/2 до 2/3 больных имеют на одном аллеле тяжелую мутацию и на другом — легкую . Наиболее часто обнаруживается мутация V281L в 7 экзоне, которая встречается в 70 % хромосом у больных, имеющих НФ ВГКН . Данная мутация представляет собой дупликацию, которая снижает активность энзима до 30-60 % и в гомозиготном состоянии обусловливает легкую форму НФ ВГКН . При гетерозиготном носительстве активность энзима составляет 50 %, что и обусловливает крайне стертую клиническую картину заболевания. Также для НФ ВГКН характерными являются следующие мутации — P30L в 1 экзоне, V281L в 7 экзоне и Pro-453 ^ Ser (P453S) в 10 экзоне .

Диагностика нф Вгкн

Диагностика НФ основывается на данных клинической картины и определения уровня ан-дрогенов в крови, проведении пробы с АКТГ . Azziz R. и соавт. не рекомендуют проведение пробы с АКТГ как скрининг. Данные авторы считают, что базальный уровень 17-гидроксипрогестерона (17-ОНП) в крови (взятие крови должно проводиться в ранние утренние часы в фолликулярную фазу менструального цикла) менее 6 нмоль/л свидетельствует об отсутствии НФ ВГКН, если же уровень 17-ОНП в крови выше 6 нмоль/л, то это является показанием к проведению пробы с АКТГ. Базальный уровень 17-ОНП в крови выше 15 нмоль/л свидетельствует о наличии заболевания и не требует проведения пробы с АКТГ . Dewaily L. и соавт. рекомендуют определять базальный уровень 17-ОНП в крови всех больных с симптомами андро-генизации и у больных, у которых были указания на преждевременное пубархе. Применять пробу с АКТГ данные авторы рекомендуют только в том случае, когда базальный уровень 17-ОНП в крови колеблется от 6 до 12 нмоль/л. По данным Rumsby G. и соавт. , не всегда уровень 17-ОНП в крови ниже 6 нмоль/л позволяет снять диагноз НФ ВГКН. В данном исследовании было показано, что базальные уровни 17-ОНП в крови были сходными между контролем, облигатными гетерозиготами по классической форме ВГКН и

больными НФ ВГКН. При изучении спектра мутаций у больных НФ было обнаружено, что мутация У28^ была выявлена на 14 из 30 аллелей (46 %), но только у 3 из 15 больных в гомозиготном состоянии. Мутация P30L была найдена в 3 из 30 аллелей (10 %). Не было выявлено мутаций у 4 больных (13 %). При уровне стимулированного 17-ОНП более 30 нмоль/л устанавливается НФ ВГКН, при этом у большинства больных его уровень выше 45 нмоль/л. Большинство авторов считают , что повышение стимулированного уровня 17-ОНП в крови выше 30 нмоль/л указывает на наличие НФ ВГКН. В зарубежных работах приводятся данные о так называемой «короткой» пробе с АКТГ, когда вводится синактен короткого действия и оценка уровня 17-ОНП в крови осуществляется через 1 час после в/в введения 250 мкг препарата. В нашей стране применяется проба с АКТГ пролонгированного действия (1 мг синактен-депо), ввиду отсутствия препарата АКТГ короткого действия. В связи с этим возникают трудности в интерпретации полученных результатов. В работе Дзенис И. Г. для оценки пробы с АКТГ было предложено использование дискриминантной функции с использованием базального и стимулированного уровня 17-ОНР и кортизола в крови:

Д=0,052 х + 0,05 х — 0,018 х . Человек считался носителем НФ ВГКН в случае, когда Д > 0,069. На основании проведенного исследования чувствительность выявления гетерозиготных носителей из популяции составила 85 %. Однако носительство подтверждали с помощью HLA-типирования, что не является доказательством наличия ВГКН. Данная формула была широко внедрена в практическую работу, однако в дальнейшем возникли сомнения в ее диагностической ценности. В настоящее время она практически не используется. В работе Храмовой Е. В. , был сделан вывод о том, что наиболее эффективным методом диагностики НФ ВГКН следует считать проведение стимуляционной пробы с синтетическим аналогом АКТГ продленного действия. Стимулированный уровень 17-ОНП более 50 нмоль/л в 80 % случаев подтверждается наличием дефекта в гене 21-Г и может рассматриваться в качестве значимого критерия диагности-

ки заболевания. Так как в большинстве случаев проводят исследование гена 21-Г только на 10-12 наиболее часто встречающихся мутаций, то у части больных НФ ВГКН можно не обнаружить наличие мутаций . Поэтому только комплексная оценка гормональных показателей и результатов молекулярно-генетического анализа позволяет устанавливать наличие НФ ВГКН.

Клиническая картина нФ Вгкн

НФ является легкой формой ВГКН и преимущественно проявляется в пубертатном и постпубертатном возрасте. При НФ ВГКН при рождении новорожденные женского пола имеют нормальные гениталии. У больных НФ ВГКН достаточно часто (21,4 %) наблюдается преждевременное пубархе , опережение костного возраста, ускоренный рост с последующей задержкой роста в пубертатном возрасте и низкорослость у взрослых . В подростковом возрасте появляются симптомы андрогенизации: вульгарная сыпь , прогрессирующий гирсутизм с подросткового возраста до взрослого состояния , фронтальное облысение . Тяжелая форма угревой сыпи (в виде кист и узлов), рефрактерная к антибиотикам и ретиноидам, может быть связана с НФ ВГКН . В настоящее время очень мало работ посвящено больным мужского пола с НФ ВГКН. Как правило, у мужчин сперматогенез не нарушен . Однако у некоторых мужчин неклассическая форма может проявляться низким ростом, олигоспермией и снижением фертильности . У женщин возраст наступления менархе не отличается от популяционного . При НФ ВГКН может быть нарушение функции яичников в виде ановуляции, приводящей к бесплодию . При НФ ВГКН может быть нарушение репродуктивной функции в виде невынашивания беременности (до 25 %), частота которого достоверно снижается после лечения , нерегулярный менструальный цикл, могут быть поликистозные яичники . В настоящее время нет больших исследований, посвященных частоте встречаемости НФ ВГКН среди больных с установленным ранее диагнозом СПЯ. Заболевания имеют сходную клиническую картину и гормональные параметры. По данным одних авторов , поликистозные яичники наблюдаются у 4050 % больных с НФ ВГКН. Другие авторы считают, что поликистозные яичники у женщин с НФ ВГКН встречаются не чаще, чем в общей популяции. Причиной бесплодия при НФ ВГКН чаще является нарушение овуляции, а хроническая гиперандрогенемия — вторична . В то же время состояние репродуктивной системы у женщин с латентной формой заболевания прак-

тически не исследовано. Это можно объяснить тем, что эта форма, как правило, обнаруживается случайно при обследовании среди здоровых семей, в которых есть один ребенок с классической формой ВГКН. Латентная форма заболевания впервые описана в 1980 г. . Значительную группу представляют гетерозиготы. Практически эти лица считаются здоровыми, и они обнаруживаются в семьях, где родился ребенок с классической формой ВГКН. Клиническим аспектам гетерозиготного носительства внимания почти не уделялось. Azziz R. и Owerbach D. при обследовании 22 больных с гирсутизмом или гиперан-дрогенемией, сопровождающейся нарушением менструального цикла, выявили подъем 17-ОНП после введения АКТГ более 30 нмоль/л у 8 из них. При этом у шести из этих восьми больных были обнаружены мутации в гене 21-Г. Было сделано заключение, что большинство гиперандро-генных женщин с чрезмерным повышением 17-ОНП в крови на фоне пробы с АКТГ являются гетерозиготами. При дальнейших исследованиях было показано, что носители мутаций в гене 21-Г имеют повышенный риск гиперандрогенемии и этот риск коррелирует с генотипом. Носители мутации V281L имеют более высокий риск развития симптомов андрогенизации, чем носители других мутаций . В работе Blanche H. и соавт. при изучении мутаций в гене 21-Г у 69 гиперандрогенных женщин было обнаружено, что изменения хотя бы в одном аллеле были идентифицированы у 55 из них. Гетерозиготное носительство мутаций, характерных для НФ ВГКН: V282L и P454S было обнаружено в 68 % и 7 % пострадавших аллелей соответственно, в то время как мутации, отвечающие за развитие тяжелых форм ВГКН, были выявлены в 27 % аллелей. Witchel S. F. и Lee P. A. показали, что нормальный ответ 17-ОНП на введение АКТГ не исключает наличие дефицита 21-Г. Было сделано заключение, что молекулярный анализ является более надежным методом определения гетерози-гот. Escobar-Morreale H. F. и соавт. показали, что ответ 17-ОНП на АКТГ не является диагностически значимым для носителей дефекта 21-Г. Наличие в генотипе мутантных аллелей гена 21-Г всегда сопровождается повреждением функции коры надпочечников, которая у женщин может проявляться в виде нарушений репродуктивной функции. Поэтому женщин — гетерозиготных носителей мутантных аллелей гена 21-Г следует относить к группе высокого риска по возникновению осложнений в системе репродукции, особенно в период ее становления и при беременности . В случае если женщина является гетерозиго-той по «тяжелой» мутации, при планировании бе-

ременности необходимо проводить исследование гена 21-Г и у супруга . При наличии мутаций и у него, необходимо при наступлении беременности проводить пренатальную диагностику для исключения классической формы ВГКН у плода.

лечение больных нФ Вгкн

Лечение больных НФ ВГКН должно проводиться дифференцировано, в зависимости от жалоб больных. При лечении бесплодия у мужчин применяются глюкокортикостероидные препараты, на фоне патогенетической терапии у них происходит нормализация сперматогенеза и восстановление фертильности . У женщин в случае нарушения репродуктивной функции в виде невынашивания беременности или бесплодия следует применять патогенетические методы лечения — терапию глюкокортикостероидными препаратами . При отсутствии восстановления овуляторного менструального цикла возможно проведение индукции овуляции кломифе-на цитратом на фоне продолжающегося приема глюкокортикостероидов . Применение глюкор-тикокортикостероидов на этапе планирования беременности приводит к снижению частоты невынашивания беременности . Подбор дозы препарата осуществляется по уровню 17-ОНП в крови и по восстановлению овуляторного цикла. В отношении тактики ведения беременности у больных НФ ВГКН нет единой точки зрения. Отечественные авторы считают, что применение глюкокортикостероидов следует продолжать при наступлении беременности, однако не дексаметазоном, а теми глюкокортикостеро-идными препаратами (преднизолон, метипред), которые не проникают через плацентарный барьер. При этом прием глюкокортикостероидов рекомендуется на протяжении всей беременности. В то же время согласно данным, представленным зарубежными исследователями , применение глюкокортикостероидов во время беременности не снижает частоту невынашивания, в то время как применение данной группы препаратов на этапе планирования беременности приводит к снижению частоты невынашивания. В работе Moran C. и соавт. было проанализировано 203 беременности у 101 женщины с НФ ВГКН. До установления диагноза (по пробе с АКТГ) самопроизвольные выкидыши были отмечены у 25,4 %, в то время как у больных с установленным диагнозом, получавшим патогенетическую терапию на этапе планирования беременности, самопроизвольные выкидыши наблюдались лишь у 6,2 %. Применение глюкокортикостерои-дов во время беременности не увеличивало процент пролонгированных беременностей. Среди

родившихся детей классическая форма ВГКН была диагностирована у 2,5 % и НФ — у 14,8 %, тогда как большинство женщин имели только один аллель гена 21-Г с идентифицированной мутацией. Полученные в этой работе данные еще раз указывают на необходимость молекулярно-генетического обследования как матерей, так и отцов. До настоящего времени в России вопрос о применении глюкокортикостероидов решается уже при наступившей беременности, причем показанием к назначению лечения является повышенный уровень в крови 17-ОНП или ДЭА-С. В то же время в работе Храмовой Е. Б. на большом клиническом материале было показано, что метод диагностики неклассической формы недостаточности 21-Г во время беременности по уровню ДЭА-С и 17-ОНП в крови, определяемых в рамках селективного скрининга беременных женщин, обладает низкой специфичностью. Определение концентрации ДГЭА-С в референтном интервале, предлагаемом в настоящее время производителями тест-систем (0,2-1,2 мкг/мл), и интерпретация результатов без учета сроков гестации и возраста беременной женщины являются причиной гипердиагностики неклассической формы недостаточности 21-гидроксилазы у 24,8 % в общей популяции беременных и необоснованного назначения супрессивной глюкокор-тикостероидной терапии.

Медикаментозная терапия гирсутизма включает в себя комбинированные оральные контрацептивы (КОК) и антиандрогены. До настоящего времени препаратами первой линии для лечения гирсутизма являются КОК, в состав которых входит гестаген, обладающий антиандрогенным действием . При выраженном гирсутизме применяется сочетание КОК с антиандрогеном — 10 мг ципротерона ацетата . Возможно применение спиронолак-тона, однако препарат не снижает секрецию ан-дрогенов надпочечниками . Терапия глюкокор-тикостероидами, по данным одних авторов ведет к уменьшению гирсутизма, в то время как другие исследователи не нашли изменения выраженности гирсутизма . В представленных в последние годы обзорах литературы , обобщающих данные мировых исследований, глюкокортикортикостероиды даже не рассматриваются как метод лечения гирсутизма. В то же время часть отечественных авторов рекомендуют применение глюкокортикостероидов для лечения гирсутизма даже во время беременности . При НФ ВГКН нет нарушения секреции кортизола, поэтому эти больные не нуждаются в постоянной терапии глюкокортикостероидами, а также до и во время любых оперативных вмешательств. Больные НФ ВГКН, не имеющие симптомов заболевания,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

не нуждаются в терапии глюкокортикостероидами .

литература

3. Гончаров Н. П., Колесникова Г. С. Биохимические маркеры врожденной дисфункции коры надпочечников и нарушений стероидогенеза // Проблемы эндокринологии. — 2007. — № 1. — С. 30-33.

5. Качалина Т. С. Гиперандрогения и невынашивание беременности // Российский вестник акушера-гинеколога. — 2004. — № 3. — С. 61-63.

9. Соболева Е. Л., Потин В. В., ТарасоваМ. А. Гирсутизм: пособие для врачей / ред. Э. К. Айламазян. — СПб., 2007. — 50 с.

10. Соболева Е. Л. Диагностика и патогенетическая терапия неклассической формы врожденной гиперплазии коры надпочечников // Журнал акушерства и женских болезней. — 2008. — Т. LVII, вып. 4. — С. 108-113.

13. Чагай Н. Б., Фадеев В. В. Сложности дифференциальной диагностики и терапии неклассической формы врожденной дисфункции коры надпочечников у пациенток репродуктивного возраста // Проблемы репродукции. — 2009. — № 3. — С. 93-98.

17. Androgen excess in cystic acne / S. Marynick // N. Engl. J. Med. — 1983. — Vol. 308. — P. 981-986.

21. Brodell L. A., MercurioM. G. Hirsutism: diagnosis and management // Gender. Medicine. — 2010. — Vol. 7, N 2. — P. 79-87.

24. Castelo-Branco C., CanceloM. J. Comprehensive clinical management of hirsutism // Gynec. Endocr. — 2010. — Vol. 26, N 7. — P. 484-493.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

32. Dewailly D. Nonclassic 21-hydroxylase deficiency // Semin. Reprod. Med. — 2002. — Vol. 20, N 3. — P. 243-248.

40. Isolated precocious pubarche: an approach / R. Balducci // J. Clin. Endocrinol. Metab. — 1994. — Vol. 79. — P. 582-589.

42. KelestimurF. Non-classic congenital adrenal hyperplasia // Pediatr. Endocrinol. Rev. — 2006. — Vol. 3, suppl. 1. — P. 451454.

44. London D. The consequences of hyperandrogenism in young women // J. R. Soc. Med. — 1987. — Vol. 80. — P. 741-745.

46. Lumachi F., Basso S. M. M. Medical treatment of hirsutism in women // Curr. Med. Chem. — 2010. — Vol. 17. — P. 25302538.

51. Moran C. Nonclassic adrenal hyperplasia // Fertil. Steril. — 2006. — Vol. 86, suppl. 1. — P. S3.

54. Puberty and fertility in congenital adrenal hyperplasia / B. J. Otten // Endocr. Dev. — 2005. — Vol. 8. — P. 54-66.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Статья представлена М. А. Тарасовой, НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта СЗО РАМН,

Санкт-Петербург

DIAGNOSIS AND TREATMENT OF NON-CLASSICAL FORM OF CONGENITAL ADRENAL HYPERPLASIA (REVIEW)

Aylamazyan E. K., Soboleva E. L., Potin V. V., Osinovskaya N. S.

■ Адреса авторов для переписки-

Айламазян Эдуард Карпович — директор НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта СЗО РАМН, академик РАМН, з. д. н., профессор.

Соболева Елена Леонидовна — с. н. с., к. м. н.

НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта СЗО РАМН, отдел эндокринологии репродукции.

199034, Россия, Санкт-Петербург, Менделеевская линия, д. 3. E-mail: doclena@inbox.ru.

Потин Владимир Всеволодович — д. м. н., профессор, зав. отделом эндокринологии и репродукции.

Осиновская Наталья Сергеевна — к. б. н., врач лаборант-генетик лаборатории пренатальной диагностики наследственных заболеваний человека.

Гиперплазия надпочечников лечение

Ссылка на файл: >>>>>> http://file-portal.ru/Гиперплазия надпочечников лечение/

Симптомы и лечение гиперплазии коры надпочечников
Симптомы и лечение гиперплазии надпочечников
International journal of endocrinology 2(20) 2009

Патологический процесс, протекающий в надпочечниках и сопровождающийся увеличением объема структурных элементов, называется гиперплазией. Образование избыточного количества клеток осуществляется двумя путями: В процессе проведения ультразвукового исследования или компьютерной томографии видно, что форма надпочечника практически не претерпела изменений, но парная железа заметно увеличилась в размере за счет разрастания ткани. Такие аномальные изменения влияют на функционирование органов эндокринной системы, ответственных за выработку необходимых гормонов. Причины развития гиперплазии надпочечников можно выявить уже на стадии диагностирования заболевания по совокупности симптомов и при проведении беседы с пациентом или его родителями. В процессе формирования эмбриона иногда развивается патологический процесс, который мешает правильному образованию структуры эндокринной железы. Наиболее часто дефект возникает в корковом слое, а в мозговом веществе о его наличии свидетельствуют новообразования опухоли. Врожденная гиперплазия коры надпочечников часто является скоротечной — даже после правильной диагностики и лечения некоторые младенцы погибают в течение месяца. Каждый человек, испытывая волнение, замечал, что его сердце бьются чаще и сильнее, кровь приливает к лицу, а мышцы напряжены. Он испытывает симптомы, возникающие при поступлении в кровяное русло большого количества кортизола и адреналина, гормонов, продуцируемых надпочечниками. А если организм постоянно подвергается стрессам, если для него это привычное состояние? Надпочечники просто истощают свои резервы, они не могут поддерживать в крови постоянное аномальное содержание гормонов. Приобретенная дисплазия часто возникает именно по этой причине. Совокупность определенных симптомов гиперплазии может отличаться в зависимости от видовой принадлежности и довольно существенно. Но есть и общие признаки, по которым можно заподозрить наличие заболевания:. Врожденная гиперплазия надпочечников проявляется в виде следующих симптомов: К этим отличительным особенностям врожденной патологии присоединяются общие для всех видов гиперплазии признаки. Также гиперплазию можно разделить на диффузную и локальную. При диффузной форме эндокринная железа сохраняет исходную форму, а при локальной на ней можно обнаружить одно или несколько уплотнений в виде небольших узелков. При данной форме вгкн возникшие патологические изменения в коре оказывают влияние на увеличение в кровяном русле концентрации андрогенных стероидов. При более тяжелом течении болезни происходит снижение вырабатываемого кортизола и повышение содержания стероидных гормонов дезоксикорткостерон , которые ранее надпочечниками вовсе не продуцировались или их количество было незначительным. Вследствие недостаточной выработки кортизола в крови повышается уровень адренокортикотропного гормона, что связывают с нарушениями работы гипофиза. Многочисленные исследования позволили отнести данный вид гиперплазии к врожденным заболеваниям. У детей отмечается преждевременное затвердевание хрящевой ткани, неправильное формирование скелета в ходе усиленного роста костной ткани, патологические изменения строения половых органов. У женщин часто атрофирована матка и молочные железы, развитие происходит по мужскому типу: Причиной сольтеряющей гиперплазии коры надпочечников является стойкая блокада гидроксилазы, в результате чего возникает неправильное продуцирование надпочечниками глюкокортикоидов и минералокортикоидов. Сразу после рождения у младенца начинает повышаться в крови содержание стероидных андрогенов, что при отсутствии лечения приводит к аномальному формированию организма в целом и возникновению почечной недостаточности. У новорожденных девочек диагностируют увеличение клитора и сращивание половых губ, у мальчиков область половых органов излишне пигментирована. У более взрослых детей отмечается повышенная утомляемость, расстройства сна, скачки артериального давления, отечность. Если ребенка не лечить, то у женщины будут отсутствовать менструации, что приведет к бесплодию. Заболевание относится к врожденным формам патологии, может диагностироваться во время беременности или сразу после появления ребенка на свет по совокупности данных симптомов: Гипертоническая гиперплазия нуждается в немедленном врачебном вмешательстве для восстановления водно-солевого баланса в организме, стабилизации кровяного давления. У детей болезнь проявляется в нарушении работы желудочно-кишечного тракта, плохом сне, неправильном формировании костей черепа. Причиной возникновения заболевания является повышенная концентрация в крови адренокортикотропного гормона, что приводит к образованию из железистого эпителия доброкачественной опухоли аденомы. Чтобы снизить негативное воздействие, кора надпочечника начинает разрастаться, вырабатывая большое количество кортизола для сглаживания эффекта от действия АКТГ. Чем старше становится человек, тем больше он подвержен опасности возникновения заболевания. Симптоматика носит немного смазанный характер, но основные признаки следующие:. При исследовании надпочечника с помощью компьютерной томографии на эндокринной железе виден один или несколько узелков. Относится к врожденным аномалиям, передается по аутосомно-доминантному типу, может возникать гиперплазия левого надпочечника, в более редких случаях — правого. Диагностика данной патологии с помощью метода сонографии крайне затруднительна, а вот обследование с помощью компьютерной томографии помогает выявить один или несколько узелков. На экране они выглядят как совокупность треугольных структур с пониженной эхогенностью, окруженных жировой тканью. Эндокринная железа сохранила изначальную форму, но значительно увеличилась в размере. Диффузная гиперплазия может также диагностироваться по совокупности симптомов: Обычно нодулярная гиперплазия надпочечников выявляется у малышей, которых приводят на прием родители, обеспокоенные следующими симптомами:. Микронодулярная гиперплазия относится к гормонозависимому виду синдрома Кушинга и характеризуется повышенным продуцированием кортизола при содействии адренокортикотропного гормона. Если болезнь не лечить, а на ранней стадии она хорошо поддается медикаментозной терапии, то велика вероятность возникновения доброкачественной опухоли. Аденопатия — состояние органа, в котором уже начали происходить патологические процессы, но болезнь еще не развилась. При своевременном лечении процесс можно повернуть вспять, не дать развиться аномалии. По результатам посмертного извлечения и изучения срезов с медиальной ножки, анатомической структуры надпочечников более чем у трупов отклонения были выявлены у умерших людей. При жизни все они были совершенно здоровы и не жаловались на работу почек и надпочечников, однако при вскрытии медиальная ножка была повреждена начинающей развиваться патологией. Сегментарная гиперплазия медиальной ножки эндокринной железы хорошо поддается терапии. Нарушение секреции альдостерона — минералокортикостероидного гормона коры надпочечников — в сторону повышения его содержания в кровяном русле является причиной возникновения первичного гиперальдостеронизма. При отсутствии лечения болезнь перерастает в диффузную или диффузно-узловую гиперплазию, в большинстве случаев осложненную доброкачественной опухолью второго типа. В результате обследования с применением компьютерной томографии узел внешне напоминает аденому, узловая структура обладает пониженной эхогенностью, иногда месторасположение структуры — латеральная сторона надпочечника. Симптоматика узловой гиперплазии надпочечников следующая: Чтобы подтвердить наличие в организме пациента гиперплазии, проводят ряд лабораторных исследований:. Очень помогает при диагностике вгн дексаметазоновые пробы, используемые для определения наличия у пациента гиперплазии или сходных по симптоматике процессах образования опухолей. Также для выявления заболевания применяют следующие аппаратные обследования:. При необходимости подтверждения диагноза иногда требуется взять аспирационную пункцию, а также провести гистологическое исследование и изучить клеточный состав. Большинство видов врожденной и приобретенной гиперплазии успешно лечат, применяя заместительную гормональную терапию. Скоординировав необходимое для организма количество, гормональные препараты употребляют в эквивалентных дозах два или три раза в течение дня. В основном назначают следующие лекарства:. Многие из перечисленных гормональных препаратов имеют массу побочных эффектов, поэтому их сочетают с лекарствами, который снижают их проявление. При некоторых формах врожденной патологии детям вводят в рацион дополнительно несколько граммов поваренной соли, а также проводят заместительную терапию с применением минералокортикоидов. В случае необходимости правильного формирования вторичных половых признаков врачи назначают:. При рождении детей женского пола с признаками гермафродитизма в течение первого года их жизни проводится лечение гиперплазии надпочечников совместно с коррекцией половых органов для повышения качества жизни ребенка. После проведения лапароскопической адреналэктомии больному можно есть на следующие сутки и ходить по палате. Через несколько суток больной подлежит выписке с рекомендациями посещать доктора и проходить обследования один раз в полгода. Обязательной является умеренная диета. Своевременное вмешательство врачей поможет избежать многих осложнений при болезнях надпочечников. Не стоит откладывать поход к доктору и закрывать глаза на явные симптомы гиперплазии. Это может сохранить здоровье и избежать операции. Вся информация на сайте является популярно-ознакомительной и не претендует на абсолютную точность с медицинской точки зрения. Лечение обязательно должно проводиться квалифицированным врачом. Занимаясь самолечением вы можете навредить себе! Все о здоровье почек и мочевыделительной системы. Болезни Диагностика Лечение Медикаменты Анатомия Прочее. Причины гиперплазии надпочечников Виды и симптомы гиперплазии надпочечников Диагностика гиперплазии надпочечников Лечение гиперплазии надпочечников. Лечение гиперплазии надпочечников начинается с жалоб пациентов на тянущие боли в пояснице. Врожденную гиперплазию у ребенка можно определить по внешнему виду, а при опросе взрослого человека нередко выясняется, что в последнее время в его жизни произошла череда событий, вызвавших стойкое стрессовое состояние. Лечение врожденной гиперплазии надпочечников требуется сразу после рождения. Медики классифицируют дисплазию надпочечников как отдельное заболевание, так и как причину возникновения другого, например, синдром Кушинга, и рассматривают их отдельно. Существует несколько форм гиперплазии надпочечников. Компьютерная томография поможет правильно диагностировать гиперплазию надпочечников. Гипертоническая форма дисплазии возникает на фоне избыточного продуцирования эндокринной железой мужских половых гормонов андрогенов и минералокортикоидов — кортикостероидов коры надпочечников. Под действием гормонов у больных возникает стойкий гипертензивный синдром с повреждением кровеносных сосудов надпочечников и сетчатки глаза. Ожирение верхней части тела позволяет диагностировать гиперплазию надпочечников. После проведенной операции по удалению надпочечника больные пожизненно принимают гормоны. Киста надпочечника и ее основные симптомы Где находятся надпочечники у человека. Патология затрагивает оба надпочечника и развивается из-за повышенного производства надпочечниками гормона кортизола или при неправильном лечении глюкокортикоидами, тесно связана с болезнью Кушинга. Диагностика микронодулярной гиперплазии надпочечников возможна с помощью аппарата УЗИ. Гормоны надпочечников их влияние на организм. Лечение гиперплазии надпочечников часто требует хирургического вмешательства. Вмешательство хирургов необходимо при тяжелой форме течения болезни. Потребуется удаление поврежденного надпочечника методом лапароскопической адреналэктомии. Этот способ самый щадящий — минимальное повреждение ткани с небольшим количеством выделившейся крови, короткий срок проведения операции и быстрая реабилитация, небольшой рубец на коже после заживления. Дисфункции коры надпочечников у взрослых и детей. Симптомы заболеваний надпочечников у мужчин. Болезни надпочечников и их симптомы у женщин. Что для вас самое важно при выборе лекарства? Что такое ангиолипомы почек. Копирование материалов с сайта возможно только с указанием ссылки на наш сайт.

30 г свежих дрожжей это сколько сухих
Проблемы социального обеспечения детей сирот
Солнце сад каталог
Смена школьная форма официальный сайт каталог москва

Причины врожденной гиперплазии надпочечников

Причиной развития недуга является генетический дефект стероидогенеза в надпочечниках. Считается, что для образования заболевания у ребенка, дефектный ген должен присутствовать и у матери, и у отца. Факторы, провоцирующие генные мутации, медициной не названы.

Симптомы врожденной гиперплазии надпочечников

Обычно, признаки недуга заметны уже во время рождения, но существует и поздняя форма заболевания. После рождения ребенка его осматривает неонатолог. Если болезнь выражена нарушениями развития наружных половых органов, врач это заметит. К примеру, у девочек может быть увеличен клитор или и вовсе сформирован половой член. Также для недуга характерны недоразвитость или отсутствие матки и влагалища. У мальчиков же не формируются женские половые органы, а напротив – мужские значительно увеличиваются в размерах. В редких случаях, и у мальчиков, и у девочек наблюдают гиперпигментацию кожного покрова.

Кроме патологий половых органов, может развиваться недостаточность стероидных гомонов синтезируемых корой надпочечников, а также минералокортикостероидов. В таком случае проявляется гипотония, учащенное сердцебиение, а кожа обретает бледный оттенок и становится мраморной. Сравнивая пациентов со здоровыми новорожденными, может создаваться впечатление, что первые крупнее, а их мышцы и скелет более развиты. У больных раньше наступает пубертатный период.

Для сольтеряющей формы болезни характерно раннее развитие надпочечниковой недостаточности (уже через 2 недели после рождения). При этом у младенца критически падает артериальное давление, наблюдается тахикардия, срыгивания и рвота. Ребенок начинает быстро терять вес из-за диареи. Данная патология может привести даже к смерти ребенка. В будущем симптоматика болезни может становится более выраженной после стресса.

Диагностика врожденной гиперплазии надпочечников

Патологию развития гениталий можно заметить во время ультразвуковой диагностики в период гестации. Далее проводятся лабораторные тесты, определяется уровень гормонов и концентрация ферментов стероидогенеза. Благодаря ранней диагностике, специалисты определяют дальнейшую тактику наблюдения беременности и начинают терапию еще до родоразрешения.

После рождения ребенка, у него проверяют наличие разнообразных генетических заболеваний, в том числе на врожденную гиперплазию надпочечников. Как правило, врачи назначают анализ на концентрацию адренокортикотропного гормона, анализ мочи, определяют костный возраст с помощью рентгенограммы. Возможно применение генетических анализов.

Симптомы

Симптомы варьируют в зависимости от типа врожденной гиперплазии коры надпочечников и возраста пациента на момент постановки диагноза.

· Дети с легкими формами заболевания могут не иметь признаков или симптомов врожденной гиперплазии коры надпочечников, и болезнь может быть диагностирована лишь в конце подросткового возраста.

· У девочек с более тяжелой формой патологии часто при рождении могут быть обнаружены аномалии развития половых органов, и болезнь может быть диагностирована до появления симптомов.

· При рождении мальчики выглядят здоровыми, даже если у них имеется тяжелая форма заболевания.

У детей с тяжелой формой заболевания в течение 2 или 3 недель после рождения часто возникают следующие симптомы:

· Плохой аппетит при кормлении или рвота

· Обезвоживание

· Изменения состава электролитов (аномальные уровни натрия и калия в крови)

· Нарушения сердечного ритма

У девочек с легкой формой заболевания, как правило, строение женских репродуктивных органов (яичники, матка и фаллопиевы трубы) сохраняется нормальным. Однако у них могут встречаться следующие симптомы:

· Нарушения менструального цикла или отсутствие менструаций

· Раннее появление волос под мышками и на лобке

· Чрезмерный рост волос или наличие волос на лице

· Некоторое увеличение клитора

Мальчики с легкой формой при рождении часто выглядят здоровыми. Тем не менее, симптомы могут появиться в период полового созревания. Они могут включать:

· Огрубение голоса

· Раннее появление волос под мышками и на лобке

· Увеличение пениса, но при этом яички остаются нормальных размеров

· Хорошо развитые мышцы

И мальчики, и девочки, страдающие от врожденной гиперплазии надпочечников, имеют более высокий рост по сравнению со сверстниками, но во взрослом возрасте их рост становится ниже, чем обычно.

Диагностика

Педиатр назначит лабораторные исследования. Анализы крови включают в себя определение:

• Электролитов сыворотки крови

• Альдостерона

• Ренина

• Кортизола

На рентгене левой руки и запястья может быть обнаружено, что кости ребенка выглядят так же, как и у более взрослого человека.

Генетические тесты могут помочь диагностировать или подтвердить диагноз, но они не всегда необходимы.

Первичный альдостеронизм (ПА) — одна из наиболее частых причин эндокринных и резистентных гипертония. Текущие исследования показали, что активация ренин-ангиотензин-альдостероновая система (РААС) и повышенная активность симпатических нервов в центральные или местные ткани являются ключевыми механизмами высокого кровяного давления и его органа убытков.

Текущие рекомендации предполагают, что хирургическое вмешательство и ингибиторы рецепторов альдостерона являются единственными лечение первичного альдостеронизма. Однако только около 35% опухолей альдостерона и Небольшое количество односторонней гиперплазии надпочечников можно лечить хирургическим путем. Более 60% первичный альдостеронизм и двусторонняя гиперплазия надпочечников требуют длительного перорального приема альдостерона ингибиторы рецепторов. В настоящее время спиронолактон является наиболее часто используемым альдостероном. ингибитор рецепторов. Длительное применение спиронолактона может вызвать гиперкалиемию, гиперплазию мужская молочная железа, волосатость у женщин и другие побочные реакции. Следовательно исследователи предполагают, что частичное удаление надпочечников может снизить уровень альдостерона, снизить артериальное давление и восстановить баланс обмена калия.

У пациентов с первичным гиперальдостеронизмом уровень альдостерона повышается, что может вызывают дисфункцию эндотелия сосудов, повреждение миокарда и фиброз желудочков. Изучение показывает, что длительный пероральный прием спиронолактона может полностью изменить вышеуказанные сердечно-сосудистые поражения и коррекция сердечной недостаточности. Удаление надпочечниковой артерии может уменьшить уровень альдостерона, но долгосрочное влияние на сердечно-сосудистую систему неизвестно. Чтобы подтвердить влияние абляции надпочечниковой артерии на артериальное давление и сердечно-сосудистую систему, исследователи провели открытое когортное исследование пациентов с первичным альдостеронизмом. (включая альдостерон, идиопатический альдостеронизм и гиперплазию надпочечников). Чтобы наблюдать влияние абляции надпочечниковой артерии и спиронолактона на артериальное давление, электролиты крови, метаболический индекс, сердечно-сосудистые события и риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с первичным альдостеронизм и изучить его эффективность и безопасность.

Макронодулярная двусторонняя гиперплазия надпочечников: диагностика аберрантных рецепторов и современные аспекты лечения

Аннотация:

Для диагностики аберрантных рецепторов у больных макронодулярной двусторонней гиперплазией надпочечников (МДГН) перспективно проведение лигандиндуцированных тестов. С учетом специфики выявленных рецепторов возможно назначение консервативной терапии. Однако использование специфических антагонистов аберрантных рецепторов ограничено недостаточным количеством данных о эффективности медикаментозного лечения, а также побочными эффектами лекарственных препаратов. Таким образом, в настоящее время не выработана единая тактика ведения пациентов с МДГН. Актуально проведение исследований, в том числе геномных, направленных на усовершенствование своевременной диагностики заболевания, разработку новых терапевтических и потенциально профилактических мер в отношении МДГН. Для доказательства причинной роли аберрантных рецепторов, чтобы продемонстрировать лигандиндуцированную секрецию кортизола или ремиссию гиперкорти-цизма (ГК) при воздействии специфических антагонистов рецепторов, A.Lacroix и соавт. разработали протокол диагностики аберрантных рецепторов. Обязательным условием проведения исследований является стойкая супрессия адренокортикотропного гормона -АКТГ (менее 5 пг/мл). Если у пациента нет стойкого снижения АКТГ, то требуется медикаментозная супрессия на фоне приема 1 мг дексаметазона каждые 6 ч, начиная со срока за 48 ч до начала тестов. Тестирование проводится утром, натощак, на фоне отмены всех лекарственных препаратов за сутки. Перед каждым тестом пациент находится в положении лежа не менее 1 ч. В 1-й день проводят ортостатический тест на наличие AT II-, V2-V3- и бета-рецепторов, сбалансированный пищевой тест на ГИП-рецепторы и тест с тетракозактидом короткого действия. Во 2-й день проводят тест с гонадотропин-рилизинг-гормоном (ГРГ) на наличие рецепторов к лютеинизирующему гормону (ЛГ), хорионическому гонадотропину человека (ХГЧ) и фолликулостимулирующему гормону (ФСГ), тест с тиреотропин-рилизинг-гормоном (TPГ) для оценки влияния на синтез кортизола, тиреотропного гормона (ТТГ), ТРГ и пролактина. В 3-й день проводят тесты с глюкагоном, вазопрессином (V1-рецепторы) и тест с пероральным метоклопрамидом (рецепторы 5-НТ4).

Авторы:

Юкина М.Ю.
Нуралиева Н.Ф.
Бельцевич Д.Г.
Трошина Е.А.
Платонова Н.М.
Ваш уровень доступа: Посетитель (IP-адрес: 185.224.100.84)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *