Метастазы рака в лимфоузлах

  1. Симптомы
  2. Методы исследования

Симптомы

Очень часто у пациентов страдающих лимфомой неХоджкина нет никаких симптомов. Лимфому нередко обнаруживают, проводя обследования, связанные с другими заболеваниями, например, анализы крови или рентгенограмму лёгких. Это особенно характерно для пациентов с медленно прогрессирующей лимфомой неХоджкина.

Любой симптом, который наблюдается при лимфоме неХоджкина, могут вызывать и другие заболевания. Другими словами, у лимфомы неХоджкина нет специфических симптомов. Это является одной из причин, почему, устанавливая диагноз лимфомы неХоджкина, так важно проводить диагностические тесты.

Симптомы можно разделить на четыре большие группы:

  • Увеличение одного и более лимфоузлов
  • Общие симптомы (симптомы общего плохого самочуствия)
  • Симптомы, которые связаны с увеличением органов, поражённых лимфомой
  • Симптомы, связанные с уменьшением количества клеток крови

Самый частый симптом в момент диагностирования лимфомы неХоджкина — безболезненный, увеличенный лимфоузел, диаметр которого обычно больше 1 см. Лимфоузлы чаще замечают на шее, в подмышечных впадинах и в паховых областях. Эти лимфоузлы обычно не вызывают боли или другие нарушения, только постепенно увеличиваются. У многих пациентов с агрессивной лимфомой неХоджкина (иногда – в случае медленно прогрессирующей лимфомы неХоджкина) в момент постановки диагноза обнаруживают увеличенные лимфоузлы.

Конечно, необходимо помнить, что у людей лимфоузлы увеличиваются очень часто и самая частая причина этого — инфекция. Однако увеличение лимфоузла, вызванное инфекцией, обычно кратковременно и исчезает после вылечивания инфекции.

Хотя самый частый симптом лимфомы неХоджкина в момент постановки диагноза — увеличенный лимфоузел, существуют также и другие симптомы:

  • Общие симптомы (симптомы общего плохого самочуствия)
  • Симптомы, которые связаны с увеличением органов, поражённых лимфомой

Общие симптомы являются неспецифическими и указывают на то, что челевек – нездоров. Общие симптомы, которые часто наблюдают в случае лимфомы неХоджкина:

  • Периодическая лихорадка неясного происхождения (температура тела выше 38oC)
  • Потливость ночью (вплоть до промокания ночной рубашки и простыней)
  • Непланируемая потеря массы тела (более, чем 10% от массы тела за последние 6 месяцев)
  • Длительная и выраженная усталость и слабость
  • Сниженный аппетит

Первые три симптома – лихорадку, потливость ночью и потерю массы тела используют для классификации стадий лимфомы неХоджкина. Человеку, у которого наблюдают один и более из этих симптомов, к классификации стадии лимфомы присоединяют букву ‘’B. Например, стадия лимфомы неХоджкина IIB указывает, что у пациента наблюдается один или более из этих трёх симптомов, а стадия IIA указывает, что у пациента нет ни одного из этих симптомов. По этой причине эти три симптома нередко называются ‘B симптомы’.

Другие общие симптомы, которые можно наблюдать у пациентов с лимфомой неХоджкина:

  • Одышка и кашель
  • Постоянный зуд всего тела

Другие симптомы можно наблюдать, если лимфома затрагивает не только лимфоузлы, но и какой-то орган. Тогда наблюдают, главным образом, признаки нарушения работы этого органа. Например, лимфома желудка или кишечника может вызывать боли в животе, нарушения пищеварения, понос и др.

Методы исследования

Для постановки диагноза лимфомы применяют несколько методов диагностики: рентгенологическое исследование, компьютерную томографию, биопсию костного мозга и анализы крови.

У многих людей страдающих лимфомой снижено количество клеток крови (эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов). Это можно определить в обычном анализе крови. Наиболее частая причина недостатка клеток – воздействие лимфомы на костный мозг (место, где образуются клетки крови). Однако, количество клеток может быть снижено и в случае, когда нет данных, указывающих на нарушение кроветворной функции костного мозга.

У людей с пониженным количеством эритроцитов или с анемией, может быть выраженная усталость и одышка. В свою очередь, сниженное количество лейкоцитов, делает людей восприимчивее к инфекциям; низкое число тромбоцитов может стать причиной кровотечения.

Медленно прогрессирующую и агрессивную лимфому неХоджкина можно отличить по тому, как клетки выглядят под микроскопом. Для проведения этого обследования, нужно взять образцы тканей лимфомы. Большей части пациентов проводят биопсию лимфатических узлов – хирургически удаляют затронутый лимфоузел (или его часть) и осматривают под микроскопом. Иногда диагноз ставят ‘случайно’ – во время обследования в связи с другими жалобами и заболеваниями, например, во время гастроскопии.

Может показаться, что во время проведения всех этих исследований без необходимости откладывается лечение. Однако, правильное лечение существенно зависит от того, насколько точно поставлен диагноз.

Микрометастазирование

Имеющие очень высокую чувствительность молекулярные методы позволяют определить 1-2 клетки среди 1-5 млн. лимфоцитов. Характерная для метастатической клетки экспрессия опухолеспецифических генов позволяет идентифицировать ее среди миллионов неизмененных клеток крови. Для ряда опухолей такие маркеры уже определены.

Тирозиназа – ключевой фермент в синтезе меланина и наиболее специфический маркер меланоцитов. В норме меланоциты не циркулируют в крови и не выявляются в лимфоузлах и костном мозге. В ряде лабораторий показана эффективность определения тирозиназы у больных меланомой. Экспрессию гликопротеина MUC18, участвующего в клеточной адгезии, почти в 100% выявляют при агрессивной меланоме и в метастазах. Еще одним обещающим эффективную диагностику метастазов маркером является меланома-ассоциированный антиген. Экспрессию β1-4-N-ацетилгалактозаминилтрансферазы в одном микрометастазе удается определить среди 4 млн. лимфоцитов периферической крови.

Одним из наиболее специфических маркеров нейробластомы является тирозингидроксилаза, участвующая в биосинтезе катехоламинов и не экспрессирующаяся в клетках крови. Поэтому контроль экспрессии фермента в крови и костном мозге у больных нейробластомой совершенно необходим.

Цитокератин 19 (CK19) – один из наиболее эффективно используемых молекулярных маркеров микрометастазирования рака молочной железы. Он экспрессируется в неизмененной ткани молочной железы и опухолях, но не экспрессируется в клетках крови и костном мозге.

Изучается диагностическая эффективность еще трех маркеров, которые могут оказаться более специфичными, – EGFR, CEA и маммоглобина.

Рецептор эпидермального фактора роста (EGFR) экспрессируется в различных опухолях эпителиального происхождения и гиперэкспрессируется почти в половине случаев рака молочной железы. Ложноположительных результатов при анализе неизмененных лимфоузлов не отмечено.

Карциноэмбриональный антиген (CEA) экспрессируется при раке желудка, толстой кишки и в 60% случаев диссеминированного РМЖ.

Маммоглобин – тканеспецифичный маркер, экспрессирующийся только в молочной железе, а в первичных опухолях, как правило, обнаруживается его гиперэкспрессия. Также CEA и маммоглобин не дают ложноположительных результатов при анализе нормальных лимфоузлов.

Цитокератин 20 экспрессируется в эпителии желудочно-кишечного тракта и может служить подходящим маркером для определения микрометастазов.

Микрометастазы у больных раком легкого, желудка и поджелудочной железы эффективно определяют с использованием цитокератина 19 (CK19).

Ген, кодирующий простат-специфический антиген (PSA), экспрессируется только в предстательной железе, поэтому выявление его в периферической крови, лимфоузлах и костном мозге может свидетельствовать о диссеминирующем раке. Эффективность составляет почти 100%, а чувствительность – 1 клетка на 10 млн. лимфоцитов.

Саркома Юинга и рабдомиосаркома в значительном количестве случаев возникают в результате структурных перестроек хромосом, приводящих к образованию химерных онкогенов. При саркоме Юинга наиболее характерны транслокации t(11;22)(q24;q12) – FLI1/EWS и t(21;22)(q22;q12) – ERG/EWS, а при рабдомиосаркоме t(2;13)(q35;q14) – PAX3/FKHR и t(1;13)(p36;q14) – PAX7/FKHR. Обнаружение этих транслокаций в лимфоузлах, костном мозге и периферической крови свидетельствует о метастазах опухоли.

При липосаркоме специфическая транслокация (12;16)(q13;p11) приводит к образованию химерного онкогена FUS/CHOP, экспрессия которого может быть определена в периферической крови при метастазировании опухоли.

Выявляются маркеры при полимеразной цепной реакции со вложенными праймерами на обратно транскрибированной мРНК (ОТ-ПЦР), выделенной из анализируемого образца.

При злокачественных новообразованиях выявление (или исключение) метастатического поражения лимфатических узлов имеет большое значение в установлении стадии опухолевого процесса и, соответственно, в определении прогноза и тактики лечения, в частности, это влияет на решение о проведении радикального или паллиативного лечения.

Компьютерная томография не всегда позволяет дифференцировать метастазы и неизмененную ткань лимфатических узлов. К сожалению, МРТ также не всегда позволяет дифференцировать доброкачественное и злокачественное увеличение лимфатических узлов, несмотря на высокую контрастность мягких тканей. Это объясняется схожими значениями времен Т1- и Т2-релаксации, а также протонной плотности ткани лимфатических узлов и опухолевой ткани . В связи с этим основным критерием выявления вторичного поражения лимфатических узлов при КТ и МРТ является увеличение их диаметра. Признаком метастатического поражения принято считать увеличение поперечного размера узла до 10 мм и более.

Современный уровень КТ- и МРТ-технологий не позволяет выявлять микрометастазы в лимфатических узлах, когда размеры последних остаются нормальными. Несмотря на наличие ограничений для обоих методов, МРТ имеет небольшое преимущество перед КТ, которое проявляется не в более высокой контрастности мягких тканей и не в возможности выбора плоскости исследования, а в том, что МРТ позволяет с большей точностью определять стадию опухолевого процесса органов малого таза. Доказано, что на ранних стадиях опухолей вероятность поражения регионарных лимфатических узлов весьма низкая, тогда как при прорастании за пределы органа опухоли, как правило, имеют метастазы в регионарных лимфатических узлах. В связи с этим при оценке состояния регионарных путей лимфооттока необходимо принимать во внимание Т-стадию первичной опу­холи.

В будущем использование специфических контрастных препаратов для внутривенного введения на основе наночастиц оксида железа позволит улучшить неинвазивную визуализацию лимфатических узлов .

Специфических показаний для КТ или МРТ одних лишь лимфатических узлов брюшной полости и малого таза не существует. Исследование всегда предполагает комплексное изучение опухоли и путей лимфооттока от пораженной области.

В данной главе обсуждается исследование лимфатических узлов при злокачественных новообразованиях малого таза, в частности внутренних половых органов женщин. В аспекте стадирования местного распространения опухоли МРТ имеет несомненное преимущество перед КТ.

В будущем появление лимфотропных контрастных препаратов, вероятно, приведет к появлению новых показаний к МРТ лимфатических узлов.

Методика МРТ-исследования

В настоящее время поверхностные катушки позволяют получать высококонтрастные изображения всей брюшной полости; при возможности их необходимо использовать для дополнительного исследования забрюшинных лимфатических узлов (помимо регионарных) при первичных злокачественных новообразованиях органов малого таза. При раке шейки или тела матки выявление увеличенных лимфоузлов в забрюшинном пространстве влияет на тактику лечения, в частности, при планировании после­операционной лучевой терапии.

Для первичного исследования лимфатических узлов брюшной полости и малого таза используются изображения в аксиальной плоскости. При необходимости их дополняют изображениями во фронтальной плоскости (для оценки ретроперитонеальных лимфатических узлов) или косых плоскостях (для оценки лимфатических узлов, расположенных по ходу наружных и внутренних подвздошных сосудов). Это позволяет не только локализовать лимфатические узлы относительно крупных сосудистых стволов, но также уточнить их размеры (соотношение размеров по короткой и длинной оси). Изображения в коронарной плоскости предоставляют хороший обзор брыжеечных и сальниковых лимфатических узлов. В качестве альтернативы можно использовать реконструкции из 3D-блоков. В редких случаях для детальной визуализации подозрительного лимфатического узла может понадобиться получение изображений с двойной ангуляцией. При исследовании лимфатических узлов необходимо применять спазмолитик, предотвращающий появление артефактов от перистальтики кишки (бускопан, при наличии противопоказаний к нему — глюкагон).

В табл. 1 приведен обзор импульсных последовательностей, наиболее часто используемых для исследования лимфатических узлов в различных анатомических областях. Как правило, для выявления увеличенных лимфатических узлов не обязательно выполнять Т1- и Т2-ВИ. Вместо этого рекомендуется выбирать последовательность, при которой достигается оптимальная визуализация анатомических структур данного отдела. Чтобы увеличить соотношение «сигнал — шум», используются последовательности с задержкой дыхания без подавления сигнала от жира.

На Т2-последовательностях с большим числом усреднений подавление сигнала жира (спектральная сатурация или инверсионный предимпульс) позволяет лучше визуализировать лимфатические узлы за счет их гиперинтенсивного сигнала.

При исследовании женского малого таза рекомендуется выполнять Т1-ВИ или изображения, взвешенные по протонной плотности, с захватом тканей от бифуркации аорты до тазового дна; благодаря этому на фоне введения спазмолитика удается достичь хорошей визуализации лимфатических узлов таза.

По возможности следует использовать турбо или быстрое спин-эхо (FSE, TSE) с коротким TE (примерно 10–15 мс). Для оценки состояния забрюшинных лимфатических узлов дополнительно выполняются Т1- или Т2-ВИ соответствующей области в аксиальной плоскости с задержкой дыхания (Т1-ВИ GRE; Т2-ВИ одномоментное TSE). В качестве альтернативы предлагается использовать Т2-ВИ с дыхательной навигацией , на фоне введения ингибитора перистальтики эта последовательность предоставляет очень детальные изображения верхнего и среднего отделов брюшной полости. При необходимости выполняются изображения в сагиттальной или коронарной плоскости на задержке дыхания, так как они не только имеют меньшее время сбора данных, но и позволяют достичь высокого качества изображения во фронтальной плоскости, которые при большом времени сбора данных обычно высоко восприимчивы к артефактам от перистальтики.

Для исследования лимфатических узлов не требуется введения гадолинийсодержащих контрастных препаратов, которые накапливаются во внеклеточном пространстве (например, омнискан или магневист). Между тем на Т1-ВИ контрастное усиление позволяет дифференцировать лимфатические узлы и сосуды. На постконтрастных изображениях в пораженных лимфатических узлах удается лучше визуализировать центральный некроз.

Контрастные препараты, селективно накапливающиеся в неизмененных лимфоузлах, на сегодняшний день активно изучаются в рамках клинических исследований, но пока не одобрены для применения в практике (синерем). Эти препараты содержат очень маленькие частицы оксида железа со свойствами суперпарамагнетика диаметром около 20 нм. После введения в периферическое венозное русло они выходят за пределы сосудов и накапливаются в интерстициальных пространствах организма человека, откуда попадают в лимфу и далее в лимфатические узлы .

В неизмененных лимфатических узлах микрочастицы оксида железа захватываются макрофагами, их выраженный эффект укорочения времени Т2-релаксации вызывает снижение интенсивности МР-сигнала от ткани узла, что лучше оценивать на Т2-ВИ в последовательности GRE. Лимфатические узлы с метастазами не накапливают частицы оксида железа и, соответственно, сохраняют типичный МР-сигнал. Как только данные препараты будут одобрены для применения в клинической практике, возникнут новые показания к МРТ лимфатических узлов брюшной полости и таза.

Изображение лимфатических узлов при МРТ и КТ в норме

При МРТ с использованием стандартных импульсных последовательностей лимфатические узлы выявляются только при увеличении их размеров до 1,0–1,5 см . Оптимизированная МР-технология (матрица 512, сбор данных 3D-блоком, использование поверхностной катушки), а также спиральная или многосрезовая КТ позволяют выявлять лимфатические узлы диаметром 3–5 мм . Благодаря этим методам удается визуализировать лимфатические узлы, расположенные рядом с крупными сосудистыми стволами.

В среднем неактивные лимфатические узлы и лимфатические узлы, не содержащие метастазы, в диаметре не превышают нескольких миллиметров и не выявляются при МРТ. При КТ лимфатические узлы брюшной полости имеют диаметр 3–5 мм, а таза — до 3 мм .

Визуализируемые лимфатические узлы, как правило, выглядят гипоинтенсивными по сравнению с жировой клетчаткой на Т1-ВИ, умеренно гипоинтенсивными на изображениях, взвешенных по протонной плотности, и изоинтенсивными или слабо гиперинтенсивными по сравнению с клетчаткой на Т2-ВИ (рис. 1, 2). Иногда в структуре интактного лимфатического узла на фоне стромы удается выделить ворота, которые содержат жировую ткань. Забрюшинные лимфатические узлы чаще имеют овальную форму, тогда как лимфатические узлы, расположенные вдоль латеральных стенок таза (внутренние подвздошные и запирательные), выглядят как продолговатые структуры длиной до нескольких сантиметров.

На МР-изображениях малого таза в строгой аксиальной плоскости бывает сложно дифференцировать лимфатические узлы от подвздошных сосудов. В частности, это относится к Т1-ВИ, на которых и лимфатические узлы, и сосуды дают МР-сигнал низкой интенсивности. Дифференцировать эти структуры позволяет внутривенное введение контрастного препарата.

На изображениях в последовательности TSE сосуды выглядят гипоинтенсивными. Оптимально дифференцировать сосуды от лимфатических узлов удается на изображениях, взвешенных по протонной плотности, так как сосуды на них дают феномен пустоты потока, а лимфатические узлы характеризуются МР-сигналом средней интенсивности.

При наличии злокачественной опухоли малого таза в описании следует упоминать лимфатические узлы диаметром 5–10 мм, так как этот размер превышает нормальный . В целом при поперечном размере лимфатического узла более 10 мм его следует рассматривать как подозрительный в отношении метастатического поражения.

КТ- и МРТ-диагностика патологически измененных лимфатических узлов

При указании стадии опухолевого процесса следует ссылаться на официальные классификации . Выявление увеличенных лимфатических узлов, которые не относятся к первой линии лимфооттока от области локализации опухоли, имеет большое значение, так как при оперативном вмешательстве их необходимо удалить для гистологического исследования.

Большинство опухолей органов брюшной полости метастазируют по путям лимфооттока, первыми при этом поражаются регионарные лимфатические узлы, а позже — отдаленные. В редких случаях наблюдается атипичное лимфогенное метастазирование с ранним поражением дистальных лимфатических узлов или лимфатических узлов противоположной стороны.

Злокачественные новообразования органов малого таза (шейки и тела матки, верхней трети влагалища и мочевого пузыря), как правило, сначала метастазируют в лимфатические узлы, расположенные у латеральных стенок таза вдоль запирательных, внутренних и наружных подвздошных сосудов (рис. 3, 4).

При опухолях указанной локализации, которые не прорастают за пределы органа и соответствуют начальным стадиям по данным МРТ, увеличение регионарных лимфатических узлов до 5–10 мм не следует считать метастазом. Однако если опухоль прорастает в прилежащие структуры, даже небольшое увеличение лимфатических узлов необходимо рассматривать как признак вторичного поражения.

Сопоставляя изображения в аксиальной и коронарной плоскостях, можно оценить форму увеличенного лимфатического узла. При метастатическом поражении лимфатические узлы приобретают сферическую форму.

При традиционной лимфографии этот признак называют сферической трансформацией лимфатических узлов. При доброкачественной реактивной гиперплазии узлы, напротив, имеют вытянутую овальную форму.

При использовании трехмерных последовательностей с высоким разрешением можно более четко определить форму лимфатического узла, чем притрадиционных 2D-после­довательностях, а также измерить его продольный и поперечный размер для вычисления соотношения короткой оси узла к длинной. Используя последовательность 3D MP RANGE, Jager и соавт. удалось визуализировать тазовые лимфатические узлы диаметром до 3 мм. В своей работе эти авторы использовали в качестве критериев злокачественного поражения размер короткой оси лимфатического узла 8 мм и более и соотношение его короткой оси к длинной 0,8 и более (округлая форма). Однако, несмотря на хорошее пространственное разрешение, чувствительность в выявлении метастазов в регионарные лимфатические узлы достигла лишь 60 % при раке предстательной железы и 83 % при раке мочевого пузыря, при специфичности для обеих опухолей, равной 98 %.

При исследовании лимфатических узлов у пациенток с раком шейки матки чувствительность МРТ составляет 75 %, а специфичность — 88 %, при использовании порогового размера 1,5 см для тазовых лимфатических узлов (рис. 5, 6). При диаметре менее 10 мм даже разница в размерах лимфатических узлов с обеих сторон не является надежным критерием . Такая низкая чувствительность объясняется тем, что используемый критерий размера не является специфичным; нередко встречаются микрометастазы, при которых размер лимфатических узлов остается нормальным, кроме того, увеличение лимфатических узлов может носить реактивный характер. При гистологическом исследовании материала 310 лимфаденэктомий метастазы в регионарных лимфатических узлах были выявлены у 40 пациентов . При этом макроскопически изменения лимфатических узлов выявлялись лишь в 6 случаях, в 34 случаях диагностировать метастатическое поражение удавалось лишь при гистологическом анализе.

Еще одной причиной низкой чувствительности МРТ в диагностике вторичного поражения лимфатических узлов является тот факт, что интенсивность МР-сигнала от интактных и пораженных лимфатических узлов на Т1- и Т2-ВИ не различается . И реактивно увеличенные, и метастатически пораженные лимфатические узлы на Т1-ВИ выглядят гипоинтенсивными, а на Т2-ВИ — умеренно гиперинтенсивными по сравнению с клетчаткой. Четко определить наличие метастазов удается только на поздних стадиях, при развитии в них центрального некроза, который выглядит как участок гиперинтенсивного сигнала на Т2-ВИ (рис. 7). Множественное увеличение лимфатических узлов и формирование конгломератов чаще говорит об их метастатическом поражении, особенно при наличии верифицированной первичной опухоли (рис. 8, 9).

При внутривенном введении неселективных КВ реактивно измененные и метастатически пораженные лимфатические узлы одинаково накапливают контрастное вещество . Необходимо помнить, что на постконтрастных изображениях лучше виден центральный некроз.

Многообещающей технологией в МР-ис­следовании лимфатических узлов может стать новый лимфотропный контрастный препарат, содержащий наночастицы оксида железа. На сегодняшний день разработан один такой препарат (синерем, Guerbet, Paris), позволяющий оценивать состояние лимфатических узлов в различных областях тела человека (таз, брюшная полость, средостение, голова и шея, подмышечная область).

В ближайшем будущем ожидается одобрение данного препарата к использованию в клинической практике. В исследовании 58 пациентов с раком мочевого пузыря Deserno и соавт. показали, что использование лимфотропного контрастного препарата повышает чувствительность МРТ в диагностике метастатического поражения лимфатических узлов до 96 % по сравнению с 76 % при использовании одного лишь критерия размера; специфичность при этом минимально снижается с 99 до 95 % . Необходимо отметить, что при этом было выявлено метастатическое поражение 10 из 12 лимфатических узлов, размеры которых не превышали 10 мм.

При исследовании пациентов с раком предстательной железы Hari­singhani и соавт. установили, что при использовании лимфоселективного контрастного препарата, содержащего наночастицы оксида железа, чувствительность МРТ в диагностике поражения отдельных лимфатических узлов составляет 90 % по сравнению с 35 % при использовании одного лишь критерия размера .

Методы определения нарушения

Первичный метод выявления патологии – пальпация живота. Проводится сбор анамнеза. На основании полученной информации, назначаются следующие лабораторные анализы:

  • ОАК
  • ОАМ;
  • биохимия крови;
  • копрограмма.

Кроме того, применяются инструментальные методы, указанные в таблице:

Обследование

Особенности Показания к проведению
УЗИ забрюшинных лимфоузлов

Позволяет выявить диаметр образований, их расположение относительно других органов и др. характеристики

  • ускорение СОЭ;
  • обширный болевой синдром;
  • онкологические заболевания;
  • лихорадка и т. д.

Контрастная рентгенография

Специальный состав вводится в кишечник и выполняется снимок

Дифференциальная диагностика лимфаденита от инвагинации кишечника и пр. заболеваний

КТ и МРТ

Позволяют получить развернутое изображение брюшины

Выявление новообразований или отдаленных метастазов

Если забрюшинные лимфоузлы не визуализируются, это значит, что они находятся в нормальном состоянии. Увеличение образований указывает на инфекции близлежащих органов или онкологические заболевания.

Факторы возникновения

Причинами патологии являются:

  • инфекции, например, туберкулез, сальмонеллез;
  • нарушения в работе иммунитета;
  • метастазы в забрюшинные лимфоузлы из др. органов;
  • ОРВИ, в т. ч. грипп, аденовирусная инфекция;
  • воспаление легких;
  • паразитарные заболевания;
  • воспаление матки или ее придатков;
  • инфекционный мононуклеоз;
  • сывороточная болезнь;
  • проникновение в лимфоузел инфекции;
  • повреждение соединительной ткани;
  • воспаление органов брюшной полости (панкреатит, аднексит и др.).

При внедрении в организм инфекции срабатывают защитные механизмы иммунитета. Клетки образований уничтожают патогены и мешают их размножению. Это процесс сопровождается разрастанием лимфоидной ткани.

Лимфатические узлы реагируют на злокачественные опухоли. Атипичные клетки проникают в иммунные звенья из других органов. Срабатывает защитный механизм, что приводит к воспалительному процессу.

Воспалительный процесс при раке

Злокачественные новообразования желудка и яичников приводят к геморрагическому выпоту (асциту).

Метастатический рак яичника носит вторичный характер, т. е. развивается при поражении органа атипичными клетками, изначально локализующимися, например, в желудке.

При онкологии яичника метастазы чаще всего проникают в брюшину, реже – в забрюшинное пространство. Редко атипичные клетки внедряются в большой сальник, печень, здоровый яичник, диафрагму и др. органы.

Злокачественное поражение образований сопровождается разрастанием лимфоидной ткани. У больного возникают слабость и анемия, наблюдается снижение массы тела.

Необходимое лечение

Так как узелки воспаляются в ответ на заболевания др. органов, то терапия должна быть направлена на устранение первопричины лимфаденита. На ранней стадии обычно применяется медикаментозное лечение, которое определяется участковым врачом или узким специалистом. Хирургическое вмешательство практикуется при гнойном воспалительном процессе.

Для борьбы с первопричиной патологии используются различные препараты. Прежде всего, назначаются антибиотики и противовоспалительные средства. Чтобы справиться с проявлениями интоксикации, рекомендуется употреблять больше жидкости. Для укрепления иммунитета выписываются витаминно-минеральные комплексы, а также стимуляторы защитных сил организма. Острый болевой синдром купируется с помощью анальгетиков.

Эффективные лекарства при воспалении забрюшинных лимфатических узлов представлены в таблице:

Группа медикаментов

Правила применения

Антибактериальные (Суммамед, Супракс)

Минимальная длительность курса – 5 суток

Противовоспалительные (Мовалис)

Пьют несколько дней при выраженной боли

Витаминно-минеральные комплексы (Компливит, Мульти-табс)

Лечебный курс составляет 1-2 месяца

Антигистаминные (Супрастин, Лоратадин)

Назначаются на 5-10 дней при сенсибилизации организма

Физиолечение эффективно на начальных стадиях лимфаденита. Применяются ультрафиолетовое облучение, электрофорез с лекарственными средствами, дарсонвализация и пр.

Операция выполняется при гнойном процессе. При этом брюшная полость вскрывается, что обеспечивает доступ к пораженным лимфатическим узлам. Образования иссекаются. Это позволяет предотвратить инфицирование соседних тканей.

Прогноз при своевременной терапии благоприятный. Осложнения возникают редко, в случае неправильной борьбы с патологией. Чтобы предотвратить их, нужно вовремя обратиться к врачу и не заниматься самолечением.

Стоимость лечения метастазов в лимфоузлах

Каждый пациент, выбирая лечение за рубежом, понимает, что потребуются немалые расходы. Это обстоятельство сдерживает многих больных раком, кто считает, что цены на лечение безмерно завышены. Но это не так. Для каждого пациента онкологи составляют индивидуальный протокол терапии.

От набора методов лечения метастазов и зависит стоимость. Кроме этого в разных странах она различается при аналогичных технологиях лечения: самая высокая в США, ниже в странах Европе и более низкая в Израиле.

Узнать стоимость лечения!

Передовой метод лечения метастазов: кибер-нож

Лечение рака с метастазами при помощи кибер-ножа проходит безболезненно и позволяет бороться с множественными метастазами различной локализации.

Кибер-нож – аппарат-робот, сделанный по типу руки и оснащенный специальными датчиками, которые образуют пучок сильной мощности. Кибер-нож с высокой точностью воздействует на раковую опухоль, не затрагивая здоровые ткани. Датчики движения, встроенные в аппарат позволяют отследить расположение органов и предотвратить их травмирование.

Victoria Strukovskaya / Unsplash

Каждый год больше двух миллионов женщин во всем мире сталкиваются с раком молочной железы. Вместе с Европейским медицинским центром разбираемся, как определяют стадию болезни, кому может быть показана органосохраняющая операция и как генетические тесты помогают врачам корректировать терапию.

Как можно обнаружить рак молочной железы?

Бессимптомный рак может показать маммография — рентгеновский снимок молочной железы. Это скрининговый метод, который женщинам советуют делать раз в два года начиная с 50 лет. Маммографию также используют и для уточнения диагноза, когда женщина приходит к врачу уже с симптомами. Среди них: уплотнение или боль в груди, изменение ее формы или размера, покраснения или шелушения кожи, увеличенные лимфоузлы под мышкой, втянутый сосок или выделения из него.

Стоит ли вместо маммографии идти на УЗИ?

Нет, не стоит. УЗИ может только помочь в определении типа уплотнения (например, доброкачественное оно или нет), которое нащупывается при физическом обследовании или найдено на маммографии. А вот МРТ молочных желез могут проводить молодым женщинам в качестве скрининга, если у них повышен риск рака молочной железы. Чтобы оценить его, врач может спросить про личную и семейную историю рака молочной железы, яичников, маточных труб или брюшины, проверить наличие наследственных мутаций (например, BRCA), а также уточнить, проводили ли пациентке лучевую терапию грудной клетки в возрасте от 10 до 30 лет. Для женщин не из групп риска пользу скрининга с помощью МРТ в данный момент изучают.

Svrid /

Во время маммографии нашли подозрительное уплотнение. Что будет дальше?

Врачи проведут дополнительные исследования, например УЗИ молочной железы, посоветуют выполнить биопсию, чтобы уточнить диагноз. При биопсии врач тонкой иглой берет образец ткани из уплотнения. Процедуру проводят под местной анестезией, а в некоторых случаях под контролем УЗИ, МРТ или рентгена (если врачу сложно нащупать и понять расположение подозрительного образования).

«После проведения биопсии клетки опухоли можно сразу проверить на наличие белков эстрогенового и прогестеронового рецепторов и количество белка HER2 (второй рецептор фактора роста эпидермиса)», — рассказывает руководитель Института онкологии Европейского медицинского центра, онколог Мануэль Руис-Эчарри. В зависимости от результата этих анализов пациентке могут предлагать разные типы лечения. Кроме этого, существуют генетические платформы, которые позволяют оценивать редкие мутации в опухолевой ткани (для этого проводят полное секвенирование генома опухоли). Иногда это помогает найти мутацию, для которой уже есть конкретное лекарство. Но пока такой метод чаще используют, только когда опухоль не отвечает на стандартное лечение. Мануэль Руис-Эчарри говорит, что до 10% случаев заболевания раком молочной железы происходят из-за наследственных поломок в генах BRCA. Женщинам стоит проводить анализ на выявление этих мутаций, но не только из-за возможной корректировки лечения. Генные мутации могут свидетельствовать о высоком риске развития рака молочной железы и рака яичников у близких родственников пациентки (дочери или сестры), осведомленность и ранний скрининг (а при необходимости и лечение) помогают эти риски снизить. В Европейском медицинском центре врачи рекомендуют генетический анализ родным женщины, если у нее были выявлены мутации гена BRCA.

Кроме этого, для оценки риска рецидивов и подбора индивидуального лечения в некоторых случаях могут использовать генетические тесты, например Oncotype DX. При этом оценивают ряд генов опухоли. Такое исследование могут рекомендовать женщинам с положительным статусом гормональных рецепторов и отрицательным HER2-статусом. Этот тест может предсказать, вернется ли рак молочной железы через 10 лет, другие исследования помогают определиться с необходимостью химиотерапии на ранних стадиях.

Foryouinf /

Как определяют стадию рака?

Для этого специалист обычно оценивает размер первичной опухоли, распространилась ли она на подмышечные лимфатические узлы и есть ли метастазы в отдаленных органах (например, в легком или печени). Но, помимо анатомии, сегодня также учитываются биологические свойства опухоли — ее агрессивность.

«Состояние лимфоузлов при раке молочной железы — очень важный показатель, который помогает определить как стадию болезни, так и дальнейший план лечения», — подчеркивает хирург-онкомаммолог Европейского медицинского центра Искра Даскалова. Врач считает важным удалить и проверить несколько (обычно от 1 до 3) сторожевых подмышечных лимфоузлов, даже если обследования перед операцией (МРТ, УЗИ или маммография) не показали, что в них есть метастазы. «Такой подход помогает пациентам с «негативными» (свободными от метастазов) сторожевыми лимфоузлами избежать серьезных побочных эффектов, в частности развития лимфедемы, которые возникают при удалении всех лимфоузлов (подмышечной диссекции). Однако удаление сторожевых лимфоузлов не показано пациентам, если уже есть данные о метастазах в них», — говорит Искра Даскалова.

Maria Fomina /

Какое лечение врачи могут предложить?

Это сильно зависит от стадии и других индивидуальных особенностей опухоли. На ранних стадиях чаще всего проводят органосохраняющие операции (частично удаляют пораженную часть молочной железы). В Западной Европе такая операция вместе с последующей лучевой терапией показана в 60–70% случаев. В Европейском медицинском центре также отдают предпочтение органосохраняющему хирургическому лечению. Даже в тех случаях, когда требуется удаление сторожевых лимфоузлов. Такие операции выполняет хирург-маммолог Искра Даскалова. Реже проводят мастэктомию (полностью удаляют молочную железу). В таком случае в Европейском медицинском центре могут предложить операцию, сохраняющую кожу и сосок (при определенных показаниях), а также реконструкцию молочной железы.

Кроме этого, некоторым пациенткам могут назначить лучевую терапию. «Лучевая терапия используется практически всегда, если у женщины проведена органосохраняющая операция, — говорит руководитель Центра лучевой терапии в Европейском медицинском центре, радиотерапевт, онколог Нидаль Салим. — Но каждый случай нужно индивидуально разбирать со специалистом по радиотерапии. Кроме этого, на ранних стадиях может проводиться интраоперационная лучевая терапия за один сеанс, которая позволяет женщинам избежать традиционного лучевого лечения в течение полутора месяцев. Европейский медицинский центр — одна из немногих клиник в России, где проводится интраоперационная лучевая терапия молочной железы. Кандидат для этой процедуры — это женщина старше 50 лет с небольшой опухолью (менее 3 см), без метастазов в лимфатических узлах». Принимать решение в каждом конкретном случае нужно вместе со всеми специалистами, участвующими в лечении: хирургом, онкологом и радиологом. Риски и польза интраоперационной лучевой терапии все еще изучаются. «Если у пациентки была проведена мастэктомия, лучевая терапия проводится при удалении большой опухоли (более 5 см), при наличии множественных мелких очагов или при распространении рака в лимфатические узлы», — рассказывает врач.

На второй стадии для уменьшения риска появления метастазов могут назначить дополнительное лечение, например химиотерапию, биологическую, гормональную или иммунотерапию, но все зависит от типа опухоли.

Лечение на третьей стадии в большинстве случаев начинается с химиотерапии (она называется «неоадъювантной» и применяется для того, чтобы размер опухоли уменьшился). После этого проводят хирургическое лечение. А затем при необходимости могут назначить лучевую терапию, гормонотерапию. При метастатическом раке на четвертой стадии реже получается избавиться от опухоли полностью, а лечение направлено на снижение прогрессирования заболевания и улучшение качества жизни. Для этого используют химиотерапию и другие методы.

Pavlovska Yevheniia /

Как оценивают шансы на успех лечения?

Для того чтобы измерить успешность лечения на разных стадиях болезни, врачи обычно используют показатель пятилетней выживаемости. При этом иногда учитывают только анатомические свойства опухоли (размер, распространение). Так, если нет признаков того, что опухоль распространилась за пределы груди, то показатель выживаемости равен 99%. Это означает, что 99 женщин из 100 благодаря лечению, вероятно, проживут 5 лет и больше. Для рака молочной железы, который распространился в лимфоузлы, пятилетняя выживаемость — 85%. А для стадий с отдаленными метастазами — 27%. Но важно понимать, что с помощью этих данных невозможно предсказать, что будет в каждом конкретном случае. Прогноз при раке молочной железы, который распространился в лимфоузлы, во многом будет зависеть от биологии опухоли, размера и количества вовлеченных лимфоузлов. Кроме того, благодаря достижениям науки в некоторых случаях ремиссия достижима даже при метастатической форме некоторых онкологических заболеваний. Все больше женщин живут полноценной жизнью после постановки диагноза и успешно проходят лечение.

  • Напишите нам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *