Опасна ли пункция?

Эта информация разъясняет, как выполняется процедура люмбальной пункции в центре Memorial Sloan Kettering (MSK).

Люмбальная пункция — это процедура, которая выполняется для забора образца спинномозговой жидкости (cerebrospinal fluid (CSF)). Спинномозговая жидкость окружает ваш головной и спиной мозг. Люмбальную пункцию (lumbar puncture (LP)) также называют поясничным проколом.

Возможно, медицинскому сотруднику потребуется взять у вас образец спинномозговой жидкости, чтобы проверить ее на наличие следующего:

  • развитие инфекции, например менингита;
  • кровотечение;
  • распространение рака на ткани, окружающие головной или спинной мозг.

Медицинский работник также может выполнять люмбальную пункцию для введения определенных видов лекарств прямо в область вокруг спинного мозга. Это могут быть такие лекарства:

  • анестезия (лекарство, блокирующее боль);
  • противораковые лекарства (например препараты химиотерапии);
  • антибиотики.

Вернуться к началу

До процедуры

Сообщите своему медицинскому сотруднику, если:

  • у вас аллергия на йод (который является компонентом Betadine®);
  • у вас чувствительность к любым клейким материалам, например пластырю, или аллергия на них;
  • вы принимаете лекарства, разжижающие кровь. К таким лекарствам относятся heparin, warfarin (Coumadin®), clopidogrel (Plavix®), enoxaparin (Lovenox®) и tinzaparin (Innohep®). Существуют и другие, поэтому обязательно сообщите своему врачу обо всех принимаемых вами лекарствах.

Вернуться к началу

День проведения процедуры

Куда идти

О том, куда нужно идти, написано в полученном вами напоминании о визите.

Что ожидать в день процедуры

Во время процедуры вы будете лежать на боку, обхватив ноги, или сидеть, склонившись над столом, так, чтобы ваша спина была изогнута буквой «С». Во время процедуры очень важно лежать неподвижно.

Медсестра/медбрат очистит область поясницы антибактериальным раствором. Затем в эту область вам сделают инъекцию (укол) местного анестетика (лекарства, вызывающего онемение), чтобы вы не чувствовали боли.

После онемения этой области медицинский сотрудник аккуратно введет вам иглу между двумя соседними костями позвоночника (позвонками) в пространство, наполненное спинномозговой жидкостью. Эта жидкость начнет вытекать из иглы, и врач или медсестра/медбрат соберут ее в пробирку. Если в ходе процедуры планируется введение лекарства в спинной мозг, это будет сделано после сбора жидкости.

На место введения иглы будет наложена повязка (Band-Aid®).

Вернуться к началу

После процедуры

В больнице

Вас могут попросить полежать вытянувшись на спине в течение 30 минут.

Дома

Вы можете снять повязку на следующий день после процедуры.

Побочные эффекты

После люмбальной пункции у вас может возникнуть головная боль. Это происходит потому, что отверстие от введения иглы может закрыться не сразу. Если оно остается открытым, из него может вытекать спинномозговая жидкость, что вызывает головную боль.

В большинстве случаев отверстие закрывается самостоятельно, и головная боль проходит через 1–2 дня. От головной боли вы можете принять безрецептурное обезболивающее лекарство, например acetaminophen (Tylenol®) или ibuprofen (Advil®). Вам также может стать лучше, если вы приляжете.

Ослабить головную боль также может кофеин. В одной чашке кофе объемом 8 унций (240 мл) содержится около 150 мг кофеина. Чтобы избавиться от головной боли, вы можете попробовать выпивать по 1–2 чашки кофе в день.

Если головная боль не пройдет в течение 2–3 дней, позвоните врачу. Вам могут поставить так называемую «кровяную пломбу». Для этого у вас возьмут небольшое количество крови и введут ее в место выполнения пункции. Кровь заполнит отверстие, и головная боль пройдет.

Вернуться к началу

Позвоните своему медицинскому сотруднику, если у вас:

  • появились признаки инфекции в месте выполнения процедуры (такие признаки включают покраснение, припухлость, выделения в месте выполнения процедуры и температуру 101 °F (38,3 °C) или выше);
  • кровотечение из места выполнения процедуры;
  • боль или онемение в спине или ногах.

Вернуться к началу

Определение цвета (окраски) ликвора производится путем сравнения ее с дистиллированной водой, налитой в пробирку того же диаметра и цвета, что и пробирка со спинномозговой жидкостью (на белом фоне). В норме ликвор бесцветен, макроскопически не отличим от дистиллированной воды

Диагностическое значение:

— сероватый и серовато-розовый цвет может зависеть от присутствия небольшого количества неизмененных эритроцитов, находящихся во взвешенном состоянии, что наблюдается в результате пункции с путевой кровью, субарахноидального кровоизлияния. Путевая кровь – это попадание крови в ликвор вследствие ранения кровеносного сосуда во время пункции. Считается, что провести дифференциацию ложной эритроцитархии от истинной возможно в 95% случаев. Основные диагностические критерии: при истинной эритроцитархии все взятые порции ликвора одинаково окрашены и содержат одинаковое количество эритроцитов, тогда как при артефактной — первая порция более кровавая, в последующих порциях содержание эритроцитов уменьшается. Повторная пункция на более высоком или низком уровне обнаруживает бесцветный ликвор при ложной эритроцитархии. Путевая кровь сворачивается в течение 30-40 мин.

Геморрагическая ксантохромия – важный признак проникновения крови в субарахноидальное

пространство, а ее отсутствие не исключает наличия кровоизлияния. Присутствие метгемоглобина и оксигемоглобина в свежеполученном ликворе при прямой спектрофотометрии подтверждает истинный характер эритроцитархии. Наличие нейтрофилеза, эритрофагов, гемосидерофагов свидетельствует в пользу истинной эритроцитархии;

— розовый цвет обусловлен присутствием неизмененных эритроцитов

— красный цвет, кровавый цвет свидетельствуют о примеси большого количества неизмененных эритроцитов (черепно-мозговая травма, геморрагический инсульт, кровоизлиянии с прорывом в ликворное пространство, субарахноидальное кровоизлияние, разрыв аневризмы сосуда головного мозг);

— темно-вишневый, буровато-коричневый или красновато-бурый цвет ликвор приобретает при наличии примеси значительного количества продуктов распада гемоглобина (содержимое гематом, послеоперационных кист);

— зеленовато-желтый цвет свидетельствует о гнойном менингите, прорыве абсцесса в подпаутинное пространство головного и спинного мозга или в желудочки мозга в связи с наличием большого количества лейкоцитов;

— ксантохромия (окрашивание ликвора в различные оттенки желтого цвета) – может быть двух видов. Застойная ксантохромия возникает в результате замедления тока крови в сосудах мозга и изменений проницаемости стенок, вследствие чего окрашенная в желтый цвет плазма крови (из-за билирубина и немного оксигемоглобина) попадает в спинномозговую жидкость (опухоли головного или спинного мозга, абсцессы головного мозга, кисты, гематомы, блокада субарахноидального пространства, туберкулезный менингит, арахноидит). Сопровождается значительным увеличением концентрации белка. Геморрагическая ксантохромия обусловлена поступлением в ликворные пространства эритроцитов крови, гемоглобин которых под действием фермента гемоксидазы превращается в билирубин (при геморрагических инсультах, субарахноидальных кровоизлияниях, черепно-мозговой травме). Однако необходимо помнить, что при исследовании ликвора с примесью крови в первые часы после кровоизлияния центрифугированная жидкость может остаться бесцветной, так как реакция превращения гемоглобина в билирубин занимает некоторое время. Желтая ксантохромия развивается через 2-4 дня, а исчезает через 12 — 40 дней, в среднем про- должается 22 дня.

Ксантохромия может наблюдаться у новорожденных из-за неполноценности гематоэецефалического барьера (ГЭБ), обычно по- являющаяся в конце первой недели жизни. У недоношенных детей ксантохромия более выражена и исчезает только к концу первого месяца жизни.

Ликвор также может быть окрашен в желтый цвет при желтухах, при субарахноидальном введении больших доз пенициллина.

1. Диагностические:

1) подозрение на инфекцию ЦНС, особенно воспаление спинномозговых оболочек (цереброспинальный менингит) (абсолютное показание);

2) аутоиммунное заболевание ЦНС;

3) метаболическое заболевание ЦНС, особенно лейкодистрофия;

4) некоторые нейропатии;

5) подозрение на субарахноидальное кровоизлияние у тех пациентов, у которых на КТ кровоизлияние не подтверждено;

6) другие заболевания ЦНС, при которых исследование спинномозговой жидкости (СМЖ) может помочь в диагностике, например, воспаление спинномозговых оболочек вследствие новообразования;

7) необходимость интратекального или субарахноидального введения контрастного вещества.

2. Лечебные:

1) интратекальное введение лекарств: антибиотиков по поводу инфекции ЦНС, цитостатиков при лечении злокачественного новообразования ЦНС, анестетиков;

2) немедленное устранение определенного количества СМЖ с целью снижения ее давления (напр., при гидроцефалии).

Противопоказания

1. Абсолютные: значимо повышенное внутричерепное давление — отек или опухоль мозга — особенно в задней части черепа (в таком случае сначала следует выполнить КТ головы).

2. Условные: инфекции кожи и тканей в области запланированной пункции, пороки развития позвоночника и спинного мозга (напр., дизрафия), расстройства свертывания (МНО >1,5 или АЧТВ превышает показатель нормы, более, чем в два раза, или количество тромбоцитов крови <50 000/μл); подозрение на субарахноидальное кровоизлияние (в таком случае сначала следует выполнить КТ головы).

Осложнения

1. Постпункционный синдром

1) головная боль — обычно не сильная, появляется в течение 24–48 часов после пункции, чаще в лобной или затылочной областях; усиливается в вертикальном, а уменьшается в лежачем положении; может сопровождаться тошнотой, рвотой, головокружением, шумом в ушах, нарушениями зрения и менингеальными симптомами; проходит самостоятельно в течение суток (иногда через несколько недель). Профилактика: пункция более тонкой иглой (напр., 22 G вместо 18 G), направление среза конечности иглы в боковом направлении позвоночника (срез иглы должен находиться в сагиттальной плоскости) (чтобы волокна твердой оболочки не были пересечены, а только разделены), или применение атравматической иглы. Длительное пребывание пациента в лежачем положении после пункции не предотвращает головной боли. Лечение: лежачее положение, анальгетики перорально (парацетамол, парацетамол с кофеином, опиоиды; не применяйте НПВП и препараты, которые нарушают функцию тромбоцитов крови).

2) боль спины в месте пункции;

3) корешковые боли — чаще иррадиируют в нижние конечности; если они возникли при введении иглы — это указывает на раздражение нервных корешков (нужно немедленно оттянуть иглу и изменить направление пункции).

2. Другие (редко): парез нижних конечностей (вызванный эпидуральной гематомой; обычно у пациентов, принимавших антикоагулянты незадолго перед пункцией или после пункции); вклинивание миндалин мозжечка в затылочное отверстие (у больных с отеком мозга, опухолью или массивным субарахноидальным кровоизлиянием; приводит к смерти); субарахноидальное или эпидуральное кровоизлияние; повреждение связок позвоночника или надкостницы позвонков; острое гнойное воспаление позвонков; абсцесс; эпидермальная опухоль.

Подготовка пациента

1. Информированное добровольное согласие пациента, если он в сознании.

2. Оцените количество тромбоцитов крови, МНО (INR) и АЧТВ, в случае отклонений — откорректируйте их; если пациент принимает антикоагулянты — их следует отменить →табл. 2.34-7.

3. Исключите наличие повышенного внутричерепного давления (отек мозга или опухоль) на основании обследования глазного дна (признаки отека и застойных явлений диска зрительного нерва) или КТ, которую следует выполнить при: иммунодефиците, заболевании ЦНС в анамнезе, свежем эпизоде ​​эпилептического припадка (судорог), отека или застойных явлениях диска зрительного нерва, нарушении сознания, наличии очаговых неврологических симптомов.

4. Положение пациента на боку, близко к краю операционного стола, спиной к врачу, который выполняет процедуру; нижние конечности согнуты в коленных и тазобедренных суставах, колени приведены к животу; голова максимально согнута в направлении колен (рис. 24.13-1), избегайте чрезмерного сгибания позвоночника, который на всем протяжении должен находиться в одной плоскости; спина и линия плеч находятся в перпендикулярной к столу плоскости.

Место пункции

Межпозвоночный промежуток, лучше между остистыми отростками L4 и L5 или L3 и L4, не выше промежутка между L2 и L3, по срединной линии, которая проходит через верхушки остистых отростков позвонков или несколько латеральнее от нее. Линия, соединяющая верхние точки подвздошных гребней бедренных костей пересекает поясничный отдел позвоночника на уровне остистого отростка позвонка L4 (рис. 24.13-1).

Обеспечение

1. Набор для подготовки операционного поля →разд. 24.2 и, возможно, местной инфильтративной анестезии →разд. 24.3.

2. Стерильная одноразовая пункционная игла с мандреном 22 G или 20 G длиной 8,75 см (традиционная режущая типа Quincke или атравматическая, напр. типа Sprotte или Whitacre). Можно также применять иглы меньшего диаметра, которые вводят через короткую иглу большего диаметра (т. н. иглу-интродьюсер).

3. Аппарат для измерения давления спинномозговой жидкости.

4. Стерильные пробирки.

Техника

1. Подготовьте операционное поле →разд. 24.2. При необходимости проведите местную анестезию кожи и подкожной клетчатки, напр. кремом EMLA или инфильтрационно 1 % раствором лидокаина (или другим подходящим местным анестетиком) →разд. 24.3 (лишнее у пациентов без сознания).

2. Вводите медленно иглу с мандреном, направляя ее под углом краниально, в направлении пупка. Скошенный срез острия режущей иглы направляйте вверх (в сторону позвоночника). При прохождении желтой связки и твердой мозговой оболочки ощущается преодоление сопротивления, что сопровождается «провалом» (у взрослых подоболочечное пространство на глубине 4–7 см). После преодоления сопротивления твердой оболочки удалите мандрен; с иглы должен капать ликвор. Если пациент в сознании, попросите его, чтобы несколько расслабил нижние конечности (уменьшил сгибание в тазобедренных суставах). Если ликвор не вытекает, снова вложите мандрен и плавно продвигайте иглу вперед или разверните по оси на 90°, после чего снова удалите мандрен. Не используйте чрезмерной силы для преодоления сопротивления. Причиной отсутствия СМЖ может быть выход иглы за пределы субарахноидального пространства. Ликвор, окрашенный кровью, может свидетельствовать о повреждении вены в позвоночном канале во время пункции; затем СМЖ самостоятельно быстро очищается, а если этого не происходит, тогда выполните пункцию на одно межпозвоночное пространство выше.

3. С целью более детальной оценки (не всегда обязательно), удерживайте иглу одной рукой, другой подключите аппарат для измерения давления СМЖ (в норме составляет 7–15 см H2O; это соответствует обычно вытеканию СМЖ с иглы со скоростью 20–60 кап./мин; результат исследования является достоверным, если пациент лежит спокойно и относительно расслаблен).

4. После оценки давления наберите СМЖ в несколько стерильных пробирок с целью проведения необходимых исследований (обычно 3–5 мл, после исключения отека головного мозга макс. 40 мл).

5. После получения СМЖ введите мандрен в иглу, иглу удалите, а на кожу наложите стерильную повязку.

После операции

Пациент должен находится в лежачем положении около часа. × Закрыть

Статьи наших врачей на смежные темы:

  • Остеопатия в Клинике доктора Войта
    Остеопатия лечит не болезнь, а нарушение работы организма, используя уникальный для каждого пациента комплекс воздействий. Таким образом, данный вид терапии полезен для самого широкого спектра проблем со здоровьем. подробнее «»

  • Восточный точечный массаж в Клинике доктора Войта
    Восточный точечный массаж, является очень древним методом нетрадиционной медицины. В Китае этот массаж называется «пальцевой джень». Как и иглоукаливание, и электропунктура, восточный точечный массаж относится к акупунктуре. Все эти методы преследуют одну цель — воздействие на биологически активные точки человека. подробнее «»

  • Классический массаж в Клинике доктора Войта
    Самым распространенным является классический массаж. Он имеет множество разновидностей. Очень часто практикуется общий классический массаж, в целях оздоровления или поддержания тонуса, но есть техники массажа и для конкретных участков тела: массаж спины, массаж воротниковой зоны, массаж головы, антицеллюлитный массаж и др. подробнее «»

  • Антицеллюлитный массаж в Клинике доктора Войта
    Целлюлит — это нарушения структуры подкожно-жировой клетчатки. Это не только не привлекательная на вид кожа, но и застой продуктов метаболизма, лишней жидкости, нарушение кровообращения в проблемных зонах. От так называемой «апельсиновой корки» не так просто избавиться и борьба с ней требует правильного подхода — правильного питания, физкультуры и обязательно — антицеллюлитного массажа. подробнее «»

  • Массаж спины в Клинике доктора Войта
    Спина и позвоночник в течение дня испытывают основные нагрузки, и с течением времени, негативные изменения в их работе влияют на организм в целом. Лечебный массаж спины способен усиливать кровоток и снимать отечность, восстанавливать поврежденные ткани, приводить в тонус или наоборот — действовать расслабляюще на нервную систему и позитивно влиять на внутренние органы. Массаж спины способен решить ряд проблем со здоровьем, но стоит помнить, что прежде стоит обсудить все с врачом и узнать подробно о показаниях и противопоказаниях. подробнее «»

Статья о менингите от доктора Комаровского.

Среди многочисленных человеческих болезней менингит — одна из самых опасных. Можно перенести «на ногах» воспаление легких, можно годами ходить с туберкулезом, можно с помощью «целителей» в течение длительного времени пытаться вылечиться от венерических болезней. С менингитом подобные «номера» не проходят — или в больницу, или…

Менингит — болезнь известная. По крайней мере, средний человек, без какого-либо специального медицинского образования, слово «менингит» знает и, хотя особенности самой болезни не очень понятны, менингита боятся все. Врач скорой помощи может сказать: «У вас ангина (грипп, пневмония, энтероколит, гайморит и т. д.). Быстренько собирайтесь в больницу». В ответ он обязательно услышит: «Доктор, а дома полечиться никак нельзя?». Но если будет произнесено слово «менингит», пусть даже не категорично: «У вас менингит!», а с сомнением: «Похоже на менингит», — можно с уверенностью заявить: ни о каком лечении дома нормальный человек даже не заикнется.

Такое отношение к менингиту в целом понятно — с того времени, как появились возможности его (менингит) лечить, не прошло и 50-ти лет. Но если смертность от большинства детских болезней уменьшилась за это время в 10-20 и более раз, то при менингите — лишь в 2 раза.

Так что же это за болезнь такая, менингит?

Прежде всего, следует отметить, что менингит — болезнь инфекционная. Т. е. непосредственной причиной заболевания являются определенные микробы. Большинство человеческих инфекций позволяет установить четкую взаимосвязь между названием болезни и именем конкретного ее возбудителя. Сифилис — бледная спирохета, скарлатина — стрептококк, сальмонеллез — сальмонелла, туберкулез — палочка Коха, СПИД — вирус иммунодефицита и т. п. В то же время конкретной связи «менингит — возбудитель менингита» нет.

Под самим словом «менингит» подразумевается воспаление оболочек головного мозга, а причиной этого воспаления может быть огромное число микроорганизмов — бактерий, вирусов, грибков. Инфекционисты не без уверенности заявляют, что при определенных условиях любой микроорганизм может вызвать менингит у человека любого возраста. Отсюда понятно, что менингиты бывают разными — разными и по быстроте развития, и по тяжести состояния, и по частоте возникновения, и, что особенно важно, по способам лечения. Объединяет все менингиты одно — реальная угроза жизни и высокая вероятность осложнений.

Для возникновения менингита конкретный возбудитель должен попасть в полость черепа и вызвать воспаление оболочек головного мозга. Иногда это происходит при возникновении очагов инфекции в непосредственной близости от оболочек мозга — при гнойном отите, например, или при гайморитах. Нередко причиной менингита является черепно-мозговая травма. Но чаще всего в полость черепа микробы попадают с током крови. Очевидно, что сам факт попадания микроба в кровь, сама возможность его «заноса» и последующего размножения на мозговых оболочках обусловлены состоянием иммунитета.

Следует заметить, что имеется целый ряд, как правило, врожденных дефектов иммунной системы, предрасполагающий к возникновению менингита. Неудивительно, что в некоторых семьях все дети болеют менингитом — хотя болезнь эта не такая уж и частая, в сравнении, например, с ангиной, коклюшем, ветрянкой или краснухой. Но если роль иммунитета в целом понятна, то до настоящего времени не удается найти убедительного объяснения тому факту, что мальчики болеют менингитом в 2-4 раза чаще, чем девочки. В зависимости от вида возбудителя менингиты бывают вирусными, бактериальными, грибковыми. Некоторые простейшие (например, амеба и токсоплазма) тоже могут вызвать менингит.

Развитие вирусного менингита может сопровождать течение широко известных инфекций — ветряной оспы, кори, краснухи, эпидемического паротита (свинки), поражение мозговых оболочек встречается при гриппе, при инфекциях, вызванных вирусами герпеса. У ослабленных больных, у стариков, у младенцев встречаются менингиты, вызванные грибками (понятно, что в этих ситуациях именно недостаточность иммунитета играет ведущую роль в возникновении болезни).

Особое значение имеют менингиты бактериальные. Любой гнойный очаг в организме — пневмония, инфицированный ожог, ангина, разнообразные абсцессы и т. п. — может стать причиной менингита, при условии, что возбудитель попадет в кровь и с током крови достигнет мозговых оболочек. Понятно, что всем известные возбудители гнойных процессов (стафилококки, стрептококки, синегнойные палочки и т. д.) и будут в этом случае возбудителем менингита. Одним из самых страшных являются менингит туберкулезный — почти забытый, он сейчас встречается все чаще и чаще.

В то же время существует микроорганизм, вызывающий менингиты наиболее часто (60-70% всех бактериальных менингитов). Неудивительно, что он так и называется — менингококк. Заражение происходит воздушно-капельным путем, менингококк оседает на слизистых оболочках носоглотки и может вызвать состояние, очень сходное с обычной респираторной вирусной инфекцией — небольшой насморк, покраснение горла — менингококковый назофарингит. Я не зря употребил словосочетание «может вызвать» — дело в том, что попадание менингококка в организм довольно редко приводит к возникновению болезни — ведущая роль здесь принадлежит совершенно особым индивидуальным сдвигам в иммунитете. Легко объяснимы, в этой связи, два факта: первый — опасность развития менингита при контактах, например, в детских учреждениях составляет 1/1000 и второй — частое обнаружение менингококка в носоглотке у совершенно здоровых лиц (от 2 до 5% детей являются здоровыми носителями). Неспособность организма к тому, чтобы локализовать микроб в носоглотке, сопровождается проникновением менингококка через слизистую оболочку в кровь. С током крови он попадает в мозговые оболочки, глаза, уши, суставы, легкие, надпочечники и в каждом из этих органов может возникнуть очень опасный воспалительный процесс. Очевидно, что поражение мозговых оболочек сопровождается развитием менингококкового менингита.

Иногда менингококк попадает в кровь быстро и в огромных количествах. Возникает менингококковый сепсис, или менингококкемия — самая, пожалуй, страшная из всех детских инфекционных болезней. Микроб выделяет яды (токсины), под их воздействием происходит множественная закупорка мелких сосудов, нарушается свертываемость крови, на теле появляются множественные кровоизлияния. Иногда уже через несколько часов после начала болезни происходит кровоизлияние в надпочечники, резко падает артериальное давление и человек погибает.

Существует удивительная по своему драматизму закономерность в возникновении менингококкемии, которая состоит в следующем. Дело в том, что при проникновении микроба в кровь он начинает реагировать с определенными антителами, пытающимися менингококк уничтожить. Доказано, что существует перекрестная активность ряда антител, — т. е. если в большом количестве имеются антитела, например, к стрептококку, пневмококку, стафилококку — то эти антитела способны оказывать тормозящее воздействие на менингококк. Вот и получается, что дети болезненные, имеющие хронические очаги инфекций, перенесшие воспаление легких и множество других болячек, менингококкемией не болеют почти никогда. Страшность менингококкемии как раз и состоит в том, что в течение 10-12 часов может погибнуть абсолютно здоровый и никогда ранее не болевший ребенок!

Вся приведенная выше информация не имеет своей целью запугивание читателей. Менингиты лечатся. Но результаты (продолжительность и тяжесть болезни, вероятность осложнений) теснейшим образом связаны со временем, которое будет потеряно до начала адекватной терапии.

Очевидно, что вышеупомянутые «сроки начала адекватной терапии» зависят от того, когда люди-человеки обратятся за медицинской помощью. Отсюда настоятельная необходимость конкретных знаний, чтобы потом не было мучительно больно…

Суть конкретных знаний касательно менингита состоит в том, что появление определенных признаков, указывающих на возможность этой болезни, требует незамедлительного обращения за медицинской помощью.

Воспалению мозговых оболочек присущ целый ряд симптомов, но многие из них не являются специфичными — т. е. их (симптомов) возникновение возможно и при других болезнях, значительно менее опасных. Чаще всего так оно и случается, но малейшее подозрение на развитие менингита не позволяет рисковать, требует немедленной госпитализации и тщательного врачебного наблюдения.

Рассмотрим теперь наиболее типичные ситуации, каждая из которых не позволяет исключить развития менингита.

Если на фоне любой инфекционной болезни — ОРЗ, ветрянки, кори, свинки, краснухи, «лихорадки» на губах и т. п. — возможно, не в начале заболевания (даже чаще именно не в начале) появляется интенсивная головная боль, настолько сильная, что она волнует больше, чем все остальные симптомы, если головная боль сопровождается тошнотой и рвотой.

Во всех случаях, когда на фоне повышенной температуры тела имеются боли в спине и шее, усиливающиеся при движении головы.

Сонливость, спутанное сознание, тошнота, рвота.

Судороги любой интенсивности и любой продолжительности.

У детей первого года жизни — лихорадка + монотонный плач + выбухание родничка.

Любая (!!!) сыпь на фоне повышенной температуры.

Помимо вышеописанных симптомов совершенно определенным образом меняются некоторые рефлексы, и это обнаружить может только врач.

Важно помнить и понимать, что такие нередкие симптомы, как рвота, тошнота и головная боль в обязательном порядке требуют врачебного осмотра — береженого бог бережет.

Любая сыпь на фоне повышенной температуры может оказаться менингококкемией. Вы (или ваши умные соседи) можете пребывать в уверенности, что это краснуха, корь или «диатез». Но врач должен сыпь увидеть, и чем быстрее, тем лучше. Если же элементы сыпи имеют вид кровоизлияний, если новые высыпания появляются быстро, если это сопровождается рвотой и высокой температурой — следует использовать любой шанс для того, чтобы больной немедленно оказался в больнице, желательно сразу в инфекционной. Помните: при менингококкемии счет идет не на часы, а на минуты. Следует отметить, что врач даже самой высочайшей квалификации может диагностировать менингит с абсолютной уверенностью только в одном случае — когда симптомы раздражения мозговых оболочек сочетаются с типичной сыпью, которая описана выше. Во всех остальных случаях диагноз можно лишь заподозрить с разной степенью вероятности.

Единственным способом подтверждения или исключения менингита является спинномозговая (поясничная) пункция. Дело в том, что в головном и спинном мозге циркулирует особая спинномозговая жидкость — ликвор. При любом воспалении мозга и (или) его оболочек в ликворе накапливаются воспалительные клетки, вид ликвора (в норме бесцветный и прозрачный) часто меняется — он становит мутным. Исследование ликвора позволяет не только установить диагноз менингита, но и ответить на вопрос о том, какой это менингит — бактериальный (гнойный) или вирусный, что имеет решающее значение в выборе варианта лечения.

К сожалению, на чисто обывательском уровне очень распространено мнение об огромных опасностях, которые таит в себе спинномозговая пункция. На самом деле эти страхи абсолютно не обоснованы — прокол спинномозгового канала проводится между поясничными позвонками на том уровне, где от спинного мозга уже не отходят никакие нервные стволы, поэтому никаких мифических параличей после этой манипуляции не бывает. С юридической точки зрения врач обязан провести спинномозговую пункцию при реальном подозрении на менингит. Следует отметить, что пункция имеет не только диагностическую, но и лечебную целесообразность. При любом менингите, как правило, имеет место повышение внутричерепного давления, следствием последнего и является сильнейшая головная боль. Взятие небольшого количества ликвора позволяет снизить давление и существенно облегчает состояние больного. Во время пункции в спинномозговой канал нередко вводят антибиотики. Так, например, при туберкулезном менингите единственный шанс спасти больного — частые (нередко ежедневные) пункции, во время которых в спинномозговой канал вводится особый вариант стрептомицина. С учетом приведенной выше информации становится понятным, что лечение менингита зависит от вида возбудителя. Главное в терапии бактериальных менингитов — использование антибиотиков. Выбор конкретного лекарства зависит от чувствительности конкретной бактерии и от того, способен ли антибиотик проникать в спинномозговую жидкость. При своевременном использовании антибактериальных препаратов шансы на успех очень велики.

С вирусными менингитами ситуация принципиально иная — противовирусных препаратов практически нет, исключение — ацикловир, но используется он лишь при герпетической инфекции (напомню, что ветряная оспа — один из вариантов герпеса). К счастью, вирусные менингиты имеют более благоприятное течение в сравнении с бактериальными.

Но помощь больному не ограничивается лишь воздействием на возбудителя. Врач имеет возможность нормализовать внутричерепное давление, устранить токсикоз, улучшить работу нервных клеток и сосудов головного мозга, применить мощные противовоспалительные средства.

Своевременно начатое лечение менингита в течение двух-трех дней приводит к значительному улучшению состояния, а в дальнейшем почти всегда к полному излечению без каких-либо последствий.

Вернуться к тексту «В Ростове детсадовец Леша Г. умер от менингита»

Патология щитовидной железы довольно распространена, особенно, в некоторых географических зонах, а по данным статистики, к 50-летию примерно половина женского населения планеты «обзаводится» узлами в органе. С увеличением возраста растет и этот показатель, и к 70 годам узлы можно обнаружить практически у всех. Такая ситуация требует не только своевременной диагностики патологического процесса и исключения рака, но и дифференцированного подхода в отношении необходимости операции.

Пункция щитовидной железы с последующим цитологическим исследованием ее ткани считается едва ли не самым важным методом диагностики заболеваний органа. Тонкоигольная аспирационная биопсия под контролем УЗИ — «золотой стандарт» при обследовании больных, имеющих узловые образования щитовидной железы.

Результат пункции диктует врачу дальнейшую тактику ведения пациента — оперировать, наблюдать или лечить консервативно, ведь не зная точно, какое строение имеет образование органа, эндокринолог рискует ошибиться, а последствия окажутся плачевными для больного.

Многие считают, что раз назначена пункция, то впереди обязательно ждет и операция. Однако это не совсем так. Действительно, еще совсем недавно хирурги придерживались активной тактики для большинства пациентов с узлами ,но появление высокоинформативных способов диагностики и исключения рака позволило значительно снизить число необоснованных оперативных вмешательств.

Учитывая данные статистики, относительно распространенности узлов в щитовидной железе и проводя всем без исключения удаление органа, хирурги оставили бы без щитовидной железы практически всех людей пожилого возраста. Понятно, что оправданным такой подход считать нельзя, ведь операция имеет ряд осложнений — нарушение голоса, расстройства кальциевого обмена.

Таким образом, пункция щитовидной железы позволяет ответить на несколько важнейших вопросов: злокачественный или доброкачественный узел щитовидной железы, есть ли показания к оперативному лечению, каков должен быть его объем.

Применение пункции показало, что лишь около 5% всех узловых образований щитовидной железы являются злокачественными, остальные — доброкачественные, не имеющие склонности малигнизироваться. Это говорит о том, что операции после внедрения пункционной биопсии стали проводиться тем, кому они действительно нужны.

Роль пункционной биопсии в диагностике патологии щитовидной железы сложно переоценить. Благодаря своей информативности, метод успешно применяется во всех эндокринологических клиниках, он прост в исполнении, не требует дорогостоящего оснащения и хорошо переносится большинством пациентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *