Выхаживание недоношенных детей


ЖУРНАЛ «ПРАКТИКА ПЕДИАТРА»

Ключевые слова: недоношенный ребенок, фортификаторы грудного молока, адаптированные молочные смеси, прикорм.
Key words: premature infant, forsificate of human milk, adapted for infant milk formula, bickost.

Эффективность выхаживания недоношенных детей во многом зависит от адекватности энтерального питания. Терапевтические задачи в программе питания меняются в зависимости от периода жизни. В периоде адаптации недоношенного к внеутробной жизни выделяют следующие значимые для недоношенного новорожденного временные промежутки: транзиторный период — период физиологической убыли массы тела, период стабилизации массы тела — до восстановления массы при рождении и период нарастания массы тела. Потребности в основных ингредиентах питания зависят от периода жизни, массо-ростовых показателей.

Питание недоношенного ребенка должно обеспечивать в первую очередь энергетические потребности. Энергетические процессы в организме подчиняются закону сохранения энергии, баланс сохраняется, если поступление восполняет затраты и потери энергии. В целом энергетические потребности складываются из основного обмена и затрат на двигательную активность, терморегуляцию и рост. Потребность в энергии у недоношенных детей при скорости нарастания массы тела 15 г/кг/сут составляет около 90-135 ккал/кг/сут, из которых: расходуемая энергия на основной обмен (обмен в покое) — 45-60 ккал/кг/ сут, 5-10 ккал/кг/сут — при наличии активности, на поддержание температуры тела — 7-8 ккал/кг/сут, на синтез тканей — 10-15 ккал/ кг/сут, запасаемая энергия — 30-40 ккал/кг/сут, экскретируемая энергия составляет приблизительно 10% потребляемой. В зависимости от срока гестации, тяжести состояния, массы тела недоношенные новорожденные обеспечиваются питанием парентерально, через зонд, из груди матери либо из соски. Недоношенным, находящимся на парентеральном питании, рекомендуется сохранять минимальный объем энтерального питания, которое необходимо для становления зрелой перистальтической активности кишечника, а также для секреции желудочно-кишечным трактом таких гормонов, как гастрин, энтероглюкагон, панкреатический полипептид. Трофическое питание проводится либо в режиме постоянного введения, со скоростью 1 мл/час и менее, либо из расчета 20 мл/кг/сут. Кормление через зонд показано детям, которые не могут сосать самостоятельно, но могут получать энтеральное питание.

Попытки кормить ребенка из бутылочки возможны при появлении координации сосания и глотания, которая развивается на 3334-й неделях гестации, начинать необходимо с одного кормления в день.

Масса тела недоношенного ребенка при выписке из стационара должна составлять не менее 2 кг, выше 10-го перцентиля. Объем вводимого питания составляет 135-200 мл/кг/сут, приблизительно 37-50 мл на одно кормление с перерывом 3 часа без ночного перерыва. Необходимо помнить об осторожном расширении объема питания на одно кормление, не более 5-10 мл в сутки.

Несомненным преимуществом в качестве источника питания недоношенного ребенка обладает грудное молоко. Доказанными преимуществами естественного вскармливания недоношенных перед искусственным являются: снижение заболеваемости некротизирующим энтероколитом, более быстрое опорожнение желудка, улучшение отдаленного прогноза когнитивных функций. Снижению образования грудного молока у женщин способствуют голодание, физическое и психологическое напряжение, и только у 2-5% женщин недостаточность лактации первична. Женщины после преждевременных родов относятся к группе риска по нарушению становления лактации, этот контингент требует особого внимания со стороны медицинского персонала при обучении вскармливания ребенка. Furman L. et al. (2001) изучили факторы, влияющие на состояние лактации у матерей родившихся недоношенных детей с экстремально низкой массой тела. Среди факторов, достоверно влияющих на успешную лактацию, продолжающуюся более 40 недель постконцептуального возраста, были выявлены следующие: начало сцеживания грудного молока в первые 6 часов после родов, сцеживание молока 5 и более раз в день, использование «метода кенгуру». Грудное молоко уникально по своей пищевой ценности для новорожденных, однако существуют противопоказания к естественному вскармливанию — галактоземия, наркомания или токсикомания у матери, диссеминированный туберкулез у матери, ВИЧ-инфекция, медикаментозное лечение кормящих женщин ограниченным кругом лекарственных препаратов, некоторые острые заболевания матери. Белки грудного молока полностью удовлетворяют потребности новорожденных в незаменимых аминокислотах, как доношенных, так и недоношенных, с учетом того, что для недоношенных детей незаменимыми являются еще три аминокислоты: цистеин, тирозин и таурин. Грудное молоко женщины, родившей преждевременно (< 32 недель гестации), в течение первых двух недель жизни содержит большее количество белка (в среднем около 22 г/л), чем молоко женщин, родивших в срок, что косвенно доказывает, что потребность в белке у недоношенного ребенка гораздо выше, чем у ребенка, родившегося в срок. После начала процесса активного роста специфические потребности недоношенных детей значительно превосходят содержание в грудном молоке таких нутриентов, как белок, кальций, фосфор, магний, натрий, цинк, медь, рибофлавин, витаминов В6, С, D, Е, К и фолиевой кислоты. Дальнейшее кормление глубоконедоношенных детей только грудным молоком приведет к замедлению роста, гипонатриемии, остеопении, мышечной слабости, повышению восприимчивости к инфекции.

Для устранения этих недостатков были разработаны фортификаторы грудного молока. Они выпускаются в виде порошка или жидкости, которые смешивают со свежим сцеженным молоком непосредственно перед кормлением. Обогатители грудного молока обеспечивают содержание белка в готовом продукте от 2,6 до 2,9 г на 100 ккал, расчет зависит от количества белка в одном саше разных фирм-производителей, предполагая, что в 100 мл женского молока содержится 1,1—1,6 г белка. В ряде зарубежных клиник расчет дозы обогатителя зависит от количества белка в 100 мл грудного молока матери конкретного ребенка. Длительность применения обогатителей грудного молока зависит от срока гестации и массы тела, как правило, прием прекращают до достижения ребенком постконцептуального возраста 40 недель либо массы тела 2,5-3 кг. Согласно рекомендациям ВОЗ, для детей от 0 до 4-6 месяцев рекомендуется потребление жиров в количестве, обеспечивающем 50-60% потребности в энергии. Калорийность грудного молока, обеспечиваемая жирами, составляет 41-55%. Большая часть жиров поступает в молоко из плазмы матери, небольшое количество синтезируется тканью молочной железы. Если мать получает бедное жирами, преимущественно углеводное питание, доля синтезируемого тканью молочной железы жира увеличивается. Содержание в грудном молоке жира колеблется в наиболее широких пределах, его количество слегка повышается на протяжении лактации и возрастает от начала кормления к концу, если при кормлении ребенок полностью не опорожняет молочную железу, он лишается самой жирной порции молока, многие другие компоненты грудного молока, по сути, являются константами. Жиры грудного молока хорошо всасываются даже у недоношенных, что объясняется разницей в структуре молекулы триглицеридов коровьего и женского молока. Триглицериды грудного молока содержат радикал пальмитиновой кислоты в бета-положении, триглицериды коровьего молока, растительных масел в альфа-положении. Коротко- и среднецепочечные жирные кислоты всасываются лучше, чем длинноцепочечные.

В случае искусственного вскармливания смеси для недоношенных новорожденных должны содержать адекватное для поддержания нормального роста и развития количество макро- и микронутриентов. От смесей для доношенных они отличаются более высоким содержанием белка, повышенной калорийностью. Углеводы представлены не лактозой, как в грудном молоке и смесях для доношенных, а лактозой и полимерами глюкозы в различных соотношениях. Содержание линоленовой кислоты в количестве 8-25% от всех жирных кислот, альфа-линоленовой — 1,75-4%, арахидоновой — 0,6%, докозагексаеновой — 0,35% всех жирных кислот. Формула «0» применяется у детей с массой тела до 1800 г, формула «1» — от 1800 г до возраста 40 недель, иногда, возможно, до 52 недель постконцептуального возраста. В дальнейшем осуществляется перевод на любые смеси для доношенных новорожденных, которые в обязательном порядке должны содержать длинноцепочечные полиненасыщенные жирные кислоты. У недоношенных детей особенно важно проводить контроль эффективности питания, оцениваются антропометрические данные, клинический контроль усвоения углеводов (срыгивания, вздутие живота, диарея), копрологическое исследование для оценки усвоения липидов, при необходимости — биохимическое исследование крови.

Подбор последующих адаптированных смесей строго индивидуален, зависит от наличия различных клинических проявлений. Так, детям со склонностью к срыгиваниям возможно назначение смесей с загустителями, клинический эффект часто отмечается при добавлении всего лишь 30% объема антирефлюксной смеси от общего объема кормления, в сочетании с грудным молоком либо с любой искусственной адаптированной смесью. В качестве загустителей используются камедь рожкового дерева или рисовый крахмал, могут отмечаться побочные эффекты — как запоры, так и разжижение стула. Смеси с частично гидролизованным белком назначаются детям из группы риска по аллергии, без проявлений аллергии. Вероятность развития аллергии составляет 5-15% при отсутствии аллергии в семье, при наличии аллергии у брата/сестры — возрастает до 40%, при аллергии у одного из родителей существует риск до 60%, при аллергии у обоих родителей в 80% случаев возможно развитие аллергических проявлений у ребенка. В гипоаллергенных смесях также снижено содержание лактозы. Смеси «Комфорт», разнообразно представленные на российском рынке, подойдут относительно здоровым детям, а также при возникновении колик, запоров, срыгиваний. Глубокие сывороточные или казеиновые гидролизаты либо смеси аминокислот назначаются при проявлениях аллергии к белку коровьего молока, энтероколитах, синдроме мальабсорбции.

Сроки введения и состав прикормов недоношенным детям являются достаточно спорным вопросом. В настоящее время в европейских странах проводится глобальное исследование по данной проблеме. Сложившаяся практика по срокам введения прикорма недоношенным детям предусматривает те же сроки что и у доношенных детей, но с учетом постконцептуального возраста. Таким образом, вскармливание недоношенных детей является сложной проблемой, требующей дальнейшего изучения.

ЛИТЕРАТУРА

3 Palmeira P et al. IgG placental transfer in healthy and pathological pregnancies. Clin Dev Immunol. 2012;2012: 985646. — Палмейра П. и соавторы, «Плацентарный перенос иммуноглобулина G через плаценту при здоровой и патологической беременности». Клин Дев Иммунол. 2012;2012: 985646.

5 Pamblanco M et al. Bile salt‐stimulated lipase activity in human colostrum from mothers of infants of different gestational age and birthweight. Acta Paediatr. 1987;76(2):328-331. — Памбланко М. и соавторы, «Липаза, активируемая солями желчных кислот, и ее активность в молозиве матерей детей различного гестационного возраста и веса при рождении». Акта Педиатр. 1987;76(2):328-331.

9 Patel AL et al. Impact of early human milk on sepsis and health-care costs in very low birth weight infants. J Perinatol. 2013;33(7):514-519.- Пател А.Л. и соавторы, «Воздействие раннего грудного молока на сепсис и затраты на медицинское обслуживание младенцев с крайне низким весом при рождении». Ж Перинатол (Журнал перинатологии). 2013;33(7):514-519.

11 Patel AL et al. Influence of own mother’s milk on bronchopulmonary dysplasia and costs. Arch Dis Child Fetal Neonat Ed. 2017;102(3):F256-F261. — Пател А.Л. и соавторы, «Влияние материнского молока на бронхопульмонарную дисплазию и затраты на медицинское обслуживание». Арх Дис Чайлд Фетал Неонат Эд. 2017;102(3):F256-F261.

14 Schanler RJ et al. Randomized trial of donor human milk versus preterm formula as substitutes for mothers’ own milk in the feeding of extremely premature infants. Pediatrics. 2005;116(2):400-406. — Шанлер Р.Дж. и соавторы, «Рандомизированное исследование донорского грудного молока в сравнении со смесью для недоношенных в качестве заменителя материнского молока при вскармливании глубоко недоношенных младенцев». Педиатрикс (Педиатрия). 2005;116(2):400-406.

15 Vohr BR et al. Beneficial effects of breast milk in the neonatal intensive care unit on the developmental outcome of extremely low birth weight infants at 18 months of age. Pediatrics. 2006;118(1):e115-123. — Вор Б.Р. и соавторы, «Благотворное воздействие грудного молока в отделениях интенсивной терапии на развитие младенцев с крайне низким весом при рождении, достигших возраста 18 месяцев». Педиатрикс (Педиатрия). 2006;118(1):e115-123.

17 Lewandowski AJ et al. Breast milk consumption in preterm neonates and cardiac shape in adulthood. Pediatrics. 2016;138(1):pii:e20160050. — Левандовски, А.Дж. и соавторы, «Вскармливание грудным молоком недоношенных новорожденных и состояние сердечно-сосудистой системы во взрослом возрасте». Педиатрикс (Педиатрия). 2016;138(1):pii:e20160050.

19 Parker LA et al. Effect of early breast milk expression on milk volume and timing of lactogenesis stage II among mothers of very low birth weight infants: a pilot study. J Perinatol. 2012;32(3):205-209. — Паркер Л.А. и соавторы, «Влияние раннего начала сцеживания на количество молока и сроки прохождения второго этапа лактогенеза у матерей детей, имевших крайне низкий вес при рождении: пилотное исследование». Ж Перинатол (Журнал перинатологии). 2012;32(3):205-209.

20 Meier PP et al. Breast pump suction patterns that mimic the human infant during breastfeeding: greater milk output in less time spent pumping for breast pump-dependent mothers with premature infants. J Perinatol. 2012;32(2):103-110. — Мейер П.П. и соавторы, «Режимы сцеживания, имитирующие поведение грудного ребенка во время кормления: больше молока и меньше временных затрат для постоянно сцеживающихся матерей недоношенных младенцев». Ж Перинатол (Журнал перинатологии). 2012;32(2):103-110.

21 Parker LA et al. Association of timing of initiation of breastmilk expression on milk volume and timing of lactogenesis stage II among mothers of very low-birth-weight infants. Breastfeed Med. 2015;10(2):84-91. — Паркер Л.А. и соавторы, «Влияние раннего начала сцеживания на количество молока и сроки прохождения второго этапа лактогенеза у матерей детей, имевших крайне низкий вес при рождении: пилотное исследование». Брестфид Мед (Медицина грудного вскармливания). 2015;10(2):84-91.

22 Lee J et al. Oropharyngeal colostrum administration in extremely premature infants: an RCT. Pediatrics. 2015;135(2):e357-366. — Ли Дж. и соавторы, «Орофарингеальное усвоение молозива у глубоко недоношенных младенцев: рандомизированное контролируемое клиническое исследование». Педиатрикс (Педиатрия). 2015;135(2):e357-366.

23 Prime PK et al. Simultaneous breast expression in breastfeeding women is more efficacious than sequential breast expression.Breastfeed Med 2012; 7(6):442–447. — Прайм Д.К. и соавторы. «В период грудного вскармливания одновременное сцеживание обеих грудей продуктивнее последовательного». Брестфид Мед (Медицина грудного вскармливания). 2012;7(6):442-447.

26 Acuña-Muga J et al. Volume of milk obtained in relation to location and circumstances of expression in mothers of very low birth weight infants. J Hum Lact. 2014;30(1):41-46 — Акунья-Муга Дж. и соавторы, «Объем сцеживаемого молока в зависимости от местонахождения и обстоятельств сцеживания у матерей детей с крайне низким весом при рождении». Ж Хум Лакт. 2014;30(1):41-46

27 Nyqvist KH et al. Towards universal kangaroo mother care: recommendations and report from the first European conference and seventh international workshop on kangaroo mother care. Acta Paediatr. 2010;99(6):820-826.- Нуквист К.Х. и соавторы, «Об универсальности метода кенгуру: рекомендации и отчет с первой европейской конференции и седьмого международного воркшопа, посвященного методу кенгуру». Акта Педиатр. 2010;99(6):820-826.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Дуленков, Андрей Борисович, 2011 год

3. Володин H.H., Мухина Ю.Г., Герасъкина В.П., Чубарова А.И. Вскармливание недоношенных детей. Учебное пособие. М., 2002, 46 с.

5. Гмошинская М.В., Конь И.Я., Гмошинский И.В. Анализ причин прекращения лактации в зависимости от ее длительности. Материалы VIII Всероссийского конгресса «Оптимальное питание —здоровье нации». — М., 2005. — С. 60.

6. Грибакин С.Г. Вскармливание недоношенных детей: история и современность. Педиатрия. 2009; 87;№ 1; 109-114.

10. Комитет по питанию Европейского общества детских гастроэнтерологов, гепатологов и нутрициологов (ESPGAN-CON) ESPGAN Committee on Nutrition of the Preterm Infant, Nutrition and feeding of preterm infants. Acta Paediatr. Scand. 1987, Suppl. 336:1-14.

11. Курбатова E.M. Оптимизация питания недоношенных детей, находящихся в критическом состоянии. Диссетрация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук, Москва 2009 г.

12. Кушниренко И. А. Оценка становления 1 пищеварительной функции желудочно-кишечного тракта при естественном вскармливании и специализированном лечебном питании новорожденных детей. Автореферат диссертации на соискание степени к. м. н. Москва 2009 г.

15. Методические указания «Рациональное вскармливание недоношенных детей» Москва 2010, стр. 64

16. Мухина Ю. Г., Чубарова А. И., Герасъкина В. П. Макронутриенты в питании недоношенных детей//Детская больница. 2002. № 2. С. 28-34.

18. Неонатология (национальное руководство). Под ред. Н.Н.Володина. М., Гэотар-Медиа 2007, 38 е., 146-187 с.

21. Скворцова В А., Боровик Т.Э., Яцык Г.В. и др. Вскармливание недоношенных детей. Леч. врач. 2006; 2: 64-68.

23. Современные представления о вскармливании детей первого года жизни. Пособие для врачей, МЗ CP РФ. — М.:, 2005. — 32 с.

25. Шабанов Н.П. Основы перинатологии. М.; «МЕДпресс-информ», 2002, 312 с.

27. Яцык Г.В., Студеникин В.М. Вскармливание недоношенных детей. Методические рекомендации. М., 1997, 18 с.

28. Яцык Г.В., Студеникин В.М., Скворцова В.А. Вскармливание новорожденных. В кн.: Руководство по неонатологии, М., МИА, 1998, с. 205-214.

40. Berthod P. La couveuse et le gavage a la Maternite de Paris. Ed. G. Rougier. Paris. France: Doctoral thesis. 1887.

47. Bud.in P. The nursling: the feeding and hygiene of premature and full-term infants (translated by WJ Maloney). London.

50. Carver JD, Walker WA. The role of nucleotides in human nutrition. Nutr. Biochem. 1995; 6: 58-72.

58. Enzymes of arginine metabolism. J. Nutr. 2003; 134 (10): 2743-2747.

81. La Hood A., Bryant CA. Outpatient care of premature infant. Am. Fam. Phisician., 2007, 76(8): 1159-1164.

101. Reeds PJ, Burrin DG, Stoll B et al. Intestinal glutamate metabolism. J. Nutr. 2000; 130: 978-982.

103. Riskin A, Bader D Breast is best-human milk for premature infants Harefuah. 2003 Mar; 142(3):217-22, 237, 236.

106. Schanler RJ. Human milk feeding and fortification of human milk for premature infants. Semin. Perinatol., 2007, 31(2), 43-48.

107. Schaechter J, Wurtman R. Serotonin release varies with tryptophan levels. Brain Res. 1990; 532: 203-210.

108. Schanler RJ Suitability of human milk for the low-birthweight infant. Clin Perinatol. 1995 Mar; 22(l):207-22

111. Schanler RJ. Human milk feeding and fortification of human milk for premature infants. Semin Perinatol. 2007; 31 (2): 43-48.

112. Schanler RJ. Human milk fortification for premature infants. Am. J. Clin. Nutr. 1996; 64: 249-250.

113. Schanler RJ. The role of human milk fortification for premature infants Clin Perinatol. 1998 Sep;25(3):645-57,

117. Torres G, Arges L, Alberto M, Figueroa R Human milk and very low birth weight nutrition Nutr Hosp. 2004 Jul-Aug;19(4):236-42.

118. Uauy R., Hoffman D. R. Essential fat requirements of preterm infants//Am. J. Clin. Nutr. 2000; 71: 245-250.

Интервью главного неонатолога Департамента здравоохранения Москвы, врача-неонатолога городской клинической больницы им. М. П. Кончаловского, заместителя главного врача по неонатологии Городской клинической больницы №57 им. Л.А. Ворохобова.

По данным столичного Депздрава, в Москве за год рождается в среднем от 400 до 450 детей с весом меньше килограмма и около 750 детей с весом от 1000 до 1500 грамм. Эти дети очень слабы и то, как им будет оказана помощь в первые часы жизни во многом определит, насколько здоровы они будут в будущем. Главный неонатолог Департамента здравоохранения Москвы Валерий Горев рассказал, как обстоят дела в Москве с выхаживанием новорожденных с низкой и экстремально низкой массой тела, а также о том, как важно совместное пребывание малыша с мамой и его первый контакт с папой.

— Валерий Викторович, расскажите, сколько весят самые маленькие ваши пациенты и что такое низкая и экстремально низкая масса тела?

— Самые маленькие наши пациенты весят около 500 грамм. Экстремально низкой массой тела считается вес ребенка до одного килограмма, а очень низкой — от одного до полутора килограмм при рождении. Если ребенок при рождении весит от 1,5 до 2,5 килограмма — считается, что у него низкая масса тела.

— Какой процент новорожденных, появившихся на свет раньше срока, столичным врачам удается выхаживать и как изменился этот показатель за последнее время?

— На сегодняшний день в Москве в общей сложности выживают 92,6 процента недоношенных детей — это соответствует показателям ведущих зарубежных стран. Например, в столичных роддомах в 2018 году 62 процента детей до 1000 грамм родилось в перинатальных центрах, где их выживаемость превышает 80 процентов, в то время как в 2013 году этот показатель составлял лишь 25,6 процента.

— Благодаря чему удалось достичь такого роста?

— В первую очередь рост обусловлен развитием перинатальных центров и высоким уровнем акушерско-гинекологической службы в городе. Сегодня в Москве работают 4 перинатальных центра при многопрофильных городских больницах: при городской больнице имени Юдина на юге Москвы, при больнице имени Кончаловского в Зеленограде, при больнице имени Мухина на востоке, а также при больнице №24 на севере столицы. В этом году планируется открытие еще одного крупнейшего перинатального центра в больнице №67 имени Ворохобова в западном округе.

— Чем перинатальный центр отличается от обычного роддома и как будущая мама может туда попасть?

— Основное отличие от роддома в том, что его специалисты занимаются не только родоразрешением, но и проблемами зачатия, вынашивания и послеродового наблюдения. Такие центры созданы для тех пар, у которых появились проблемы с вынашиванием, родоразрешением. Так же тем, у кого родились недоношенные дети, либо младенцы с критически малым весом около 500 грамм.

В перинатальные центры могут быть направлены женщины, у которых в прошлом несколько беременностей заканчивалось выкидышами, пары, которые более года не могут забеременеть, будущие мамы, у которых возникает опасность для жизни плода или ее самой. Также в перинатальный центр могут быть направлены женщины, ожидающие появления сразу двоих или троих малышей, поскольку велик риск того, что детки будут иметь низкую массу тела при рождении.

— А если это внезапные роды? Беременную женщину ведь доставят в ближайший роддом?

— В столичных роддомах есть все необходимое для того, чтобы принять и выходить малыша, появившегося на свет раньше срока, но в случае выявления определенных патологий, например, проявления кислородной недостаточности у ребенка или при необходимости срочной реанимации и интенсивной терапии, новорожденные вместе с мамами переводятся из обычного родильного дома в перинатальный центр.

Дело в том, что техническое оснащение перинатального центра позволяет решать более широкий спектр задач, чем в роддоме. Практически в каждом центре находятся кафедры вузов, проводится научная работа. Здесь работают врачи неонатологи, которые наблюдают детей с первого дня и до 28 суток жизни.

Главный неонатолог Департамента здравоохранения Москвы Валерий Горев рассказал, как обстоят дела в Москве с выхаживанием новорожденных с низкой и экстремально низкой массой телаФото: Пресс-служба Департамента здравоохранения города Москвы

— Как происходит само выхаживание? Что это означает?

— В перинатальном центре выхаживание проходит в два этапа. Первый этап — это детская реанимация. В случае значительной незрелости жизненно важных систем новорожденного (например, если недоношенный ребенок не в состоянии самостоятельно дышать), он сразу после рождения попадает в отделение детской реанимации. Здесь малыши лежат в специальных кувезах, закрытых прозрачными колпаками с четырьмя отверстиями — по два с каждой стороны — для лечебных манипуляций. Все кувезы снабжены аппаратами искусственной вентиляции легких. Дети, у которых отсутствует или слабо выражен сосательный рефлекс, первые несколько недель получают пищу через назогастральный зонд — обычно это подогретое материнское молоко, иногда со специально подобранными добавками. В кувезе поддерживается постоянная температура, поскольку опасность представляет не только переохлаждение, но и перегрев, а также и влажность воздуха — около 60 процентов, чтобы у ребенка не высыхали слизистые оболочки. Иногда кувезы снабжены водяными матрасами, которые приближают условия к пребыванию в амниотической жидкости. С помощью многочисленных трубок и проводов ребенок подсоединен к мониторам, капельницам и другим аппаратам, контролирующим его пульс, температуру и дыхание, регулярно проводящим анализы крови, вводящим необходимые лекарства и выполняющим множество других важных функций. Если показатели, регистрируемые этими приборами, опасно отклоняются от нормы, раздается сигнал тревоги.

— Сколько обычно длится выхаживание?

— Время пребывания в стационаре зависит от степени недоношенности и общего состояния малыша. Когда ребенок в состоянии самостоятельно дышать и отпадает необходимость в искусственной вентиляции легких, начинается второй этап выхаживания, который обычно проводится в отделении интенсивной терапии новорожденных. Здесь недоношенные дети тоже помещаются в кувезы. В отличие от отделений реанимации, отделения интенсивной терапии не оборудованы аппаратами искусственной вентиляции легких. Тем не менее, здесь обеспечивается дополнительная подача увлажненного и подогретого кислорода в кувезы, а также оптимальный влажностный и температурный режим. Ребенок находится в кувезе до тех пор, пока не сможет самостоятельно поддерживать температуру тела и обходиться без дополнительной подачи кислорода.

— А как насчет мамы? Есть ли у нее возможность быть рядом с ребенком, пока он находится в реанимации, и насколько ее присутствие помогает малышу?

— Сегодня считается доказанным тот факт, что во время пребывания в стационаре недоношенному ребенку необходимо общение с матерью. Малыш должен слышать материнский голос и чувствовать ее тепло — это достигается при помощи так называемого метода кенгуру. Этот метод выхаживания недоношенных детей впервые был применен в тех бедных и слаборазвитых странах, где по чисто экономическим причинами не было средств обеспечить всех недоношенных детей кувезами, оснащенными всем необходимым для поддержания постоянной температуры оборудованием. Суть метода состоит в том, что ребенок выхаживается, находясь в непосредственном контакте с кожей матери — у нее на груди и животе. Мама надевает свободную, расстегивающуюся спереди одежду, на ребенка надет подгузник и, может быть, шапочка. Малыш помещается на груди у матери, а одежда застегивается, чтобы ребенку было тепло, при этом его температура контролируется медсестрой или мониторами. Исследования показали, что материнское тепло прекрасно согревает ребенка и температура его тела поддерживается на должном уровне. Дыхание также становится более правильным и стабильным, равно как и сердцебиение и насыщение крови кислородом. Мало того, кожа ребенка заселяется микрофлорой матери, что способствует процессам выздоровления. К этому методу выхаживания можно перейти, когда при относительно удовлетворительном состоянии ребенок все еще нуждается в искусственной терморегуляции и наблюдении за сердцебиением и дыханием.

Источник: «Вечерняя Москва»

Маленькая Елена Стоич поспешила родиться. Она появилась на свет в родильном отделении города Крагуевац на 29-й неделе беременности — на два месяца раньше положенного срока. Елена — второй ребёнок в семье, но единственная из двоих детей, которая проводит первые дни своей жизни не дома, а в больнице. Её мать Мирьяна вспоминает, что она почувствовала, когда впервые увидела Елену в кувезе для новорожденных.

«Когда Елена родилась, она весила всего 980 граммов. Мы были очень обеспокоены её дальнейшим развитием. Роды сами по себе являются стрессом, но вы чувствуете ещё больший стресс, когда не можете находиться со своим ребёнком», — говорит Мирьяна Стоич.

На протяжении более чем 30 дней Мирьяна могла смотреть на Елену только через стекло кувеза. Первый физический контакт, который так важен, был невозможен из-за условий в больнице. Однако всё изменилось после пожертвования, сделанного ЮНИСЕФ Центру неонатологии Крагуеваца.

Елена смогла испытать контакт «кожа к коже» (ККК) со своей матерью благодаря так называемому креслу-кенгуру и специальному поддерживающему топу, что позволило Мирьяне дольше держать своего недоношенного ребёнка на груди. В дополнение к топу «кенгуру» маленькая шапочка и носочки также участвовали в этом важном процессе, помогая поддерживать нормальную температуру тела Елены. Контакт «кожа к коже» способствует формированию привязанности между родителем и ребёнком, а также его здоровью и полноценному развитию.

«В тот миг, когда я взяла свою дочку на руки и уложила её на грудь, началось волшебство… Самое большое в мире удовольствие. Моя дорогая девочка со мной. Счастье, радость… В этот момент время словно остановилось: существовали только мы вдвоём. Мы вместе наслаждались этими моментами, и казалось, что время для нас двоих остановилось», — так описывает Мирьяна момент, когда Елену в первый раз положили ей на грудь.

Мирьяна сравнивает поведение дочери до и после их первого контакта «кожа к коже». «Сначала Елена дёргала за датчики, за все эти маленькие провода. При первом контакте «кожа к коже» она стала спокойнее. Пока она была у меня на груди, частота её сердцебиения снизилась. Вы можете заметить, как изменился её вес. Она стала быстро набирать вес после начала применения этого метода», — говорит женщина.

Доктор Ристич, руководитель Центра неонатологии в Крагуеваце, подчёркивает важность полученных в дар двенадцати так называемых «гнёзд», используемых для размещения малышей, когда они находятся в кувезе.

«Эти «гнёзда” помогают младенцам находиться в положении, аналогичном тому, в котором они находились в своё время в утробе матери. Это для нас многое значит. Раньше нам приходилось использовать все возможные способы для решения данной проблемы», — говорит доктор Драгана Ристич.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *